Виталий Павлов: шесть поражений — после такого нормальный тренер должен уйти, подать в отставку

“Не хочу, чтобы настроение мое ребятам передавалось. Когда пусто на душе…”. Большое интервью бывшего главного тренера “Слуцка”, которые после первого круга ушел в отставку, опубликовал pressball.by.

Многое вы уже сказали на пресс-конференции после игры со “Смолевичами”. С тех пор что-нибудь изменилось?
Нет. Полностью остался при своем мнении. Надо было что-то делать. Потому что все как-то сбилось. На следующий день встречались с директором. Виталием Буносом Он тоже думал, что, может, я на эмоциях это сказал. Но нет, оставил все в силе, так как надо было что-то менять, встряхнуть команду. Ситуация такая сложилась, в которой от нас ничего не зависит. В том числе от Виталия Степановича, который очень много делает для клуба и переживает за него. Сутками напролет работает. Но есть нюансы, которые от нас не зависят.
Насколько знаю, Бунос уговаривал вас остаться.
Ну как уговаривал. Не то чтобы. Но просил. Потому что столько лет вместе поработали, и не хотелось одним махом все перечеркивать. Но, наверное, пришло время.
Я правильно понимаю, что это решение принято не во время или после матча со “Смолевичами”, а еще раньше?
Такие мысли были и раньше. После игры в Гродно. Смотрю и думаю: что-то не так, как-то это все неправильно, надо что-то делать. Сказал это директору: “Виталий Степанович, давайте, наверное, ищите другого главного тренера, потому что надо что-то менять”. Даже не знаю, отчего все это. Понятно, что у команды финансовые трудности. Но когда нет эмоций, тяжело это все переносить. В футболе, да и вообще, в спорте так нельзя. Когда все хорошо, было и энтузиазм, и желание. А у меня уже ощущение выхолощенности. Еще когда проигрываешь после глупых ошибок — там не забиваешь, там — это все тоже сказывается.
“Когда все нормально было” — вы имеете в виду финансовые дела?
В том числе. Что касается игры, даже в проигрышных матчах выглядели неплохо. Были случаи, когда на последних минутах пропускали, как, например, с “Рухом”. И с тем же “Торпедо” хорошая игра. Да и с Брестом, когда уступили, неплохо выглядели. Конечно, забивать надо. Многое зависит от исполнительского мастерства, а моментов в каждой встрече у нас хватало. Но ошибка одного игрока может привести к голу. И со “Смолевичами” могли забивать, было два момента. Хотя там пропустили красивые голы, ничего не скажу. Но в целом такие моменты выхолащивают, появляется ощущение безысходности. Ну, и финансовая составляющая…
То есть экономические причины в вашем решении все же перевешивают.
Понимаете, мы и так небогатый клуб. Директор, когда приходил, урезал на пятьдесят процентов зарплаты, зато повысил премиальный фонд — для мотивации. Чтобы футболисты деньги не получали, а зарабатывали. Но не всех это устраивало. Многим хотелось просто хорошего контракта — разумеется, так легче. Поэтому в “Слуцк” не всегда можно привлечь игроков, которых мы хотели у себя видеть. Их не устраивала зарплата. Хотя далеко не все футболисты такие. Зато у нас условия стабильные. За десять лет клуб в первый раз попал в такую ситуацию…
Да, я ее и имею в виду. Она перевешивает?
Ну, конечно, да. Никто не знал, что так сложится. Старались не придавать значения, но сложно. Знали, что в конечном итоге клуб рассчитается, потому в “Слуцке” за всю историю еще ни разу никого не обманули — ни белоруса, ни легионера. Что обещали, то выплачивали. Все работало, как единый механизм. Оно и сейчас так, но есть нюансы, от которых никуда не денешься. Тяжело. И не хочется никого обманывать — ни ребят, ни себя. Не хочется, чтобы мое настроение передавалось команде. Поэтому и ушел. Может, новый человек придаст импульс. Или сами ребята взбодрятся. Тем более скоро должно все наладится — бумаги уже подписаны. Рассчитаются с игроками — может, это также их встряхнет.
Игроки говорили, что перед матчем со “Смолевичами” уже что-то было выплачено.
Это “обязательная” заработная плата была. А здесь речь идет о премиальных и бонусах. Повторю, директор старается все это закрывать, но все равно, разумеется, есть долги. Бунос старался, находил деньги — наверное, где-то и в долги влазил. Но все равно многое накапливалась. А эмоциональная составляющая, как ни крути, от этого много зависит. Вроде и не было, чтобы кто-то работал в пол силы, и на тренировках хороший эмоциональный фон, но в подсознании это все равно откладывается. И на играх тоже — понимаем, что играем для зрителей, что они поддерживают, что болельщики по всему миру. Но тем не менее что-то “щелкнуло”, появилась какая-то неуверенность. Есть моменты — не забиваем. Давим, идем вперед, но совершаем ошибку — и нас наказывают. Это прибивает.
Как команда отреагировала на ваше решение?
После игры в Гродно команда в полном составе пришла ко мне в номер. Руководитель тогда на тренировке сказал, что, мол, Виталий Геннадьевич нас покидает. Хотя я был еще на месте. Тоже находился на тренировке, но просто сидел на лавке, наблюдал за работой помощников. Вечером все двадцать человек пришли ко мне. Практически всех их я приглашал, они не приходили сюда за какими-то большими деньгами. Я за них отвечаю. Но объяснил им все. Ребята просили: “Давайте попробуем что-то исправить”. Ответил, что перед матчем со “Смолевичами”, который завершал первый круг, есть еще неделя, так что спокойно работаем. Но ситуация сложная была: три дисквалификации, плюс в самом начале вынужденная замена Сердюка…
Кстати, что с ним?
Повреждение боковой связки… Вышло, что опять проиграли. Думал еще, а потом решил: все-таки нет, надо заканчивать.
А если бы выиграли?
Может быть, остался. Но, повторю снова, не хочу, чтобы настроение мое ребятам передавалось. Когда пусто на душе… Вроде и игры хорошие, но все равно поражения. Шесть поражений — после такого нормальный тренер должен уйти, подать в отставку. Нужен новый человек. Хотя пока команда осталась в руках помощников — может, у них получится. Дай бог. Некоторые хотели уйти со мной, но я сказал, что не надо этого делать. Они-то ни в чем виноваты — зачем уходить?
Есть понимание, когда именно все пошло не так?
Конечно, все анализировали. Разумеется. Мы ведь не просто вдруг разучились играть в футбол. Были хорошие игры. Нельзя же сказать, что команда ни о чем. Просто не было результата. Многих соперников переигрывали — а толку? Не хватало реализации. Да и многие оппоненты после нашего удачного старта стали играть против нас по-другому. Стали больше закрываться, потому что понимали, что “Слуцк” достаточно много забивает. Играют от обороны, а потом ловят нас на ошибках. А мы не такие: сами играем и другим даем. Участвуем в атакующих действиях большим числом футболистов. Но если кто-то не успевает возвращаться — быть беде. Качественные соперники наказывают сразу. Или штрафные. У многих команд есть “киллеры”. Дай им возможность — “похоронят”. Перед игрой с БАТЭ, например, много раз предупреждал ребят: в тридцати метрах от своих ворот никаких нарушений, рискованных подкатов. И сразу же то, что сказал не делать, сделали. Поставили штрафной — пропустили. Пришлось раскрываться — наказали еще раз. Все решает исполнение…
Вам не кажется, что за последние недели очень сильно сдали африканские легионеры? Это влияние Рамадана, или есть другие причины?
Прежде всего я не могу их поставить состав всех вместе, потому что на поле должно быть пять белорусов. Что касается их спада — не знаю. Они ведь тоже не железные. На них вся ситуация также влияет. Они же не понимают, что есть определенные проблемы. Надо объяснять, что делается все возможное. Но у них семьи в Африке ждут денег. Знаете, как бывает там в основном? Так заведено, что один человек работает, а еще двадцать ждут, когда он пришлет зарплату. Понятно, что и Рамадан сказался. Старался их где-то поберечь, но все равно выполняли хороший объем работы. А природу не обманешь. Накапливались и мышечные проблемы, появлялись вопросы с восстановлением.

Были претензии с их стороны по поводу зарплаты?
Нет, претензий не было. Просто вопросы. Интересовались, когда будут бонусы, премиальные. Их можно понять: они же приезжают зарабатывать. Приходилось влиять на них, в том числе с помощью агента Дмитрия Селюка. Он тоже все понимает — что в “Слуцке” за все время еще никого не обманули. Так что никаких бунтов нет.
Среди причин может быть то огромное внимание при успешном старте, которое свалилось на “Слуцк”? Не могло ли это сыграть злую шутку?
Ну, не знаю. Я спокойно все воспринимал. Все упирается опять же в конкретные игры и моменты, которые не реализуются. Но не было же такого, чтобы после первых успехов футболисты взяли в руки сигарету и перестали бегать. Тут комплекс причин. Может, и некоторые судейские ошибки в том числе. Ну, это человеческий фактор. В общем, все совпало.
Многие футболисты общаются с зарубежными болельщиками. Может, с вами кто-то связывался после отставки, передавали какие-то послания?
Нет. Это ребята в основном общаются с ними. Я — нет. Не в том возрасте уже, спокойно к этому отношусь. Но приятно, что люди до сих пор болеют. Игроки передают, что им пишут, желают удачи.
Ну, тогда напоследок: что дальше?
Пока никаких планов. Просто отдыхаю. Надо взять паузу. Сейчас никуда не уедешь. Собирался в Украину к матери, но там сразу попадешь на карантин, поэтому пока в Беларуси. Послежу за чемпионатом со стороны, как независимое лицо. Но мы по-прежнему на связи и с директором, и с бывшими уже помощниками.
Какие советы сменившему вас Александру Кончицу оставили?
Пусть это останется между нами.
А консультировать, если что, будете?
Не знаю. Если посчитают нужным — без проблем.
pressball.by

Агроусадьба “Слуцкий страус” Реклама
3
Кафе. Гостиница. Беседки. Баня. Детская площадка. Живописное место рядом с городом.
8-033-639-12-45 - 8-029-651-23-40
УНП: 690236798
Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.
Капитал Слуцк

Комментарии

Оставить комментарий