На Случчине в годы войны фашистами сожжено 36 деревень! Последние из Переходов вспоминают…

Приближается 3 июля – День Независимости Республики Беларусь – главный праздник белорусской государственности, День освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Это время, когда многие вспоминают, какой ценой далась белорусскому народу Победа, радуются мирному небу и ясному солнцу над нашей Синеокой.

Сегодня в приближающийся праздник мы не будем говорить о героизме воинов-освободителей и их многочисленных победах, а в дань памяти вспомним одну деревушку на Случчине – Переходы – в которой до нашествия фашистской чумы жили, трудились и растили своих детей люди и которая была сожжена оккупантами дотла.

***

IMG_6998

Каждый, кто проезжает д. Жилин Брод, в полутора километрах южнее от нее может видеть мемориальный комплекс, открытый 2 июля 1972 года на месте сожженной в годы войны д. Переходы со всеми ее мирными жителями. Деревня Переходы, как и другие, была самой обычной. В ее 26 дворах жили люди и мечтали о будущем.  Однако этого будущего не наступило. Страшная участь жителей Переходов была решена 23 февраля 1943 года во время карательной экспедиции с саркастическим названием «Праздник урожая». Фашистские каратели на рассвете, когда люди еще спали, врывались в дома, расстреливали сельчан, затем поджигали дома вместе с жителями. Все вокруг трещало и полыхало. Так погибло 116 жителей этой деревни: 70 взрослых и 46 детей. Невозможно перечислить все зверства фашистов, которые они совершили. Долгое время считалось, что в этот день погибли все жители Переходов, но позже, уже в мирное время, стало известно, что все-таки некоторым жителям удалось спастись. Видимо, так было угодно Богу, чтобы эти люди могли рассказать всем живым, что произошло. Сегодня эти свидетели живут далеко за пределами Беларуси: Иван Линевич (по паспорту, настоящая фамилия Леневич) проживает в г. Олонец (республика Корелия), два брата – Журавские Федор и Виктор – в г. Калининграде (Россия).


 

Последние из Переходов поделились воспоминаниями.

Иван Линевич:

«Мы ждали арестов, угона молодежи в Германию, но чтобы так, дотла…»

«… С приходом немцев в наш край крестьянам жилось туго: оккупанты колхоз не распускали, но требовали платить налог продуктами и сеном. А платить было нечем. Во время одной из попыток собрать с населения продовольствие партизаны совершили нападение на немецкий обоз, были и другие столкновения. Мы, деревенские жители, ждали арестов, угона молодежи в Германию, чего угодно, но чтобы уничтожить всю деревню… Такого никто подумать не мог.

Рано утром 23 февраля 1943 года по Переходам проехали немцы и полицейские, заблокировав все выходы из деревни. В наш дом зашел немец, осмотрел меня. Так как мне тогда было полных 14 лет, родители переживали, что пришли за мной, чтобы угнать с другой молодежью на работы в Германию… Родители, боясь этого, после ухода немца спрятали меня на печке под тряпками, а пять младших сестер остались сидеть на краю печи.

Спустя время, в дом вошли фашисты и без слов открыли огонь по моей семье… Я почувствовал, как на меня упало бездыханное тело сестры. Когда стрельба окончилась и каратели вышли, я, раненый в ногу, выполз и своего убежища и… увидел трупы своих родных. На полу лежал умирающий отец, который был смертельно ранен в грудь. Он прошептал: «Сынок, спасайся!»

Схватив шерстяное одеяло, я ползком добрался до погреба во дворе. Дом в это время уже горел. Немцев не было.

Опомнившись, встретил соседскую девушку, которая своим чулком перевязала мне окровавленную ногу. Мы пошли по деревне в поисках живых. В живых нас осталось шестеро, в том числе и мой двоюродный брат Николай, который был ранен в ногу и спину. Затянув его в яму для хранения сена, мы прикрыли его досками и землей. Там же ночевали и сами, а на следующий день стали хоронить убитых…

Назавтра в Переходы стали приходить жители других деревень в поисках своих родственников, начались массовые захоронения.

Я из тайника вытянул постельное белье и в нем похоронил свою семью… Тела родителей и сестер были сильно обгоревшими. Двоюродного брата Николая, которого мы пытались спасти,  забрал его отец, в то время бывший в партизанах. Но по дороге в Шантаровщину брат умер от ран.

Приютили меня родственники по отцу из д. Шантаровщина. Раненая нога заживала неохотно – помог партизанский лекарь. А тут еще подключилось воспаление легких. Еле выжил.

В партизаны не брали, аргументируя, что мал еще.

Впоследствии довелось пережить марафон партизанской зоны, скрываться на Воронецких болотах. Когда все закончилось, вернулся в Шантаровщину. В деревне восстанавливали колхоз, в котором меня назначили бригадиром. Осенью 1944 года призвали в армию. Был курсантом-минометчиком в Уручье под Минском, обучался автомобильному делу на станции Степянка, служил в Пружанах, Боровичах Новгородской области. После перевода в Белоруссию был отправлен на службу в Петрозаводск, где в 1951 году мне было присвоено звание офицера. Во время отпуска съездил в Боровичи к невесте, там и женился. После сокращения ушел на службу в ГАИ в г. Олонец. В 1974 году ушел на пенсию. Здесь и проживаю до настоящего времени. Иногда думаю, как же могла сложиться моя жизнь и жизнь моих родных и односельчан, если бы не война…»

IMG_6939

 На снимке: научный сотрудник Слуцкого краеведческого музея Василий Тишкевич

у памятника семьи Леневича.


Вспоминает Федор Журавский:

«Когда я вернулся, деревни уже не было…»

Не так давно в г. Калининграде налажена связь с двумя братьями Журавскими – Федором и Виктором – которым так же, как и Ивану Линевичу, чудом удалось спастись во время уничтожения д. Переходы.

Один из братьев, Федор Журавский, вспоминает:

“Каратели окружили деревню в 10 часов утра 23 февраля 1943 года. Они грабили дома, отбирали молодежь для отправления на принудительные работы в Германию. Родительский дом стоял на краю деревни, сюда сгоняли скот, назначали погонщиков, которые должны были сопровождать живность до Слуцка. В нашем доме, кроме мамы и сестры, собрались родные и соседи. Я взял своего младшего братика Виктора за руку и с ним подошел к погонщику скота. Рядом с нашим домом на возу сидела моя односельчанка с детьми, которую полицаи вывозили в соседнюю деревню из Переходов. Я попросил забрать с собой Витю. Она согласилась, а я вместе с погонщиками погнал коров в сторону Шищиц. Когда мы шли, видели вокруг обгоревшие дымоходы домов, на улицах валялись тела убитых жителей деревень. Когда вернулись утром, от нашей деревни ничего не осталось… Маленькому братику Виктору удалось спастись.

IMG_6927

 

Место, где когда-то стоял дом Журавских.


19 апреля 1944 года партизаны отряда имени Н.Островского и К. Рокосовского разбили карательный отряд численностью 500 человек на месте сожженной деревни Переходы. Фашисты потеряли 78 человек убитыми, кроме этого, партизаны  захватили трофеи: миномет, 3 ручных пулемета, множество винтовок и автоматов. Смертью храбрых здесь погибли партизаны Паронин и командир отделения словак Тарабаш, которые были похоронены в братской могиле в д. Жилин Брод. В середине 80-х Элен Климов снял двухсерийных художественный фильм «Иди и смотри» о судьбе д. Переходы и ее жителях…»

Чтобы помнили

IMG_7000

…Великая Отечественная война стала суровым испытанием для жителей Случчины.
За годы войны фашисты уничтожили более 40 тысяч человек, сожгли 36 деревень, 11 из которых  были сожжены вместе со всеми жителями и не восстановлены в мирное время. Об этом  горе напоминают нам колокола Хатыни. И мы скорбим и будем всегда помнить деревни Березинец, Задовба, Красное, Крушник, Переходы, Фадеевка Первомайского сельсовета, Захатиново Гацуковского сельсовета, Гондарево, Лазарев Бор, Левище  Сорогского  сельсовета, Переволока Покрашевского сельсовета.

Мы помним павших на поле боя, погибших в фашистских застенках и заживо сожженных мирных гражданах. 

В бронзе, граните и мраморе многочисленных мемориалов, памятников, монументов и обелисков увековечена память о тех, кто положил свою жизнь на алтарь Великой Победы.

Подготовил научный сотрудник

Слуцкого краеведческого музея В.В.Тишкевич

Фото автора

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск