70 лет мира. Чтобы помнили… Истребление евреев в Слуцке. Как это было.

В 2014 году на территории Беларуси, в частности в Слуцком районе, работала съемочная группа одного из французских каналов, которая вела съемку документальных материалов, посвященных теме Холокоста (уничтожение мирного населения на территории Беларуси в годы оккупации 1941-1944г.г.).

Французы решили снять фильм и показать жителям своей страны те ужасы, которые творились в годы войны на территории Беларуси.

Научному сотруднику Слуцкого краеведческого музея Василию Тишкевичу при сотрудничестве с французскими кинооператорами удалось получить ценные документы, которые переданы в фонд музея. Некоторые из этих материалов сегодня публикуются впервые.

 

Свидетельские показания фашистов на суде.

1941 год 

«Мы возвращались в Слуцк в начале 1943 года. Наш батальон должен был уничтожить гетто. Действовал весь батальон. Возможно, что и другие части полиции СС были использованы.

Вокруг гетто был поставлен кордон. Во время акции зачистки гетто начало гореть в различных местах, и я сам видел, как люди, принимавшие участие в запирании, стреляли по евреям, пытавшимся бежать. Горело все гетто, никто не мог выжить в этих условиях. Я не смог бы сказать, кто вел акцию зачистки внутри гетто, я также не знаю, был ли огонь в гетто делом рук немецких солдат, или он был начат стрельбой. Нашим комендантом в то время был майор Бинц. Я не участвовал в этой акции, так как был только писарем батальона и смотрел только из любопытства на то, что происходило».

 

Свидетельские показания Гейнриха Карла-Киль, 15.12.1959г.

(областной комиссар Слуцка)

Родился в 1895 году в г. Драге. До начала войны был администратором в Рансбурге.

«Я был назначен краевым комиссаром в Слуцке в конце августа 1941 года. Моими начальниками были генеральный комиссар Минска (Кубэ) и рейхскомиссар Риги (Лоссе).

Вся администрация в районе Слуцка зависела от меня. Район включал 7 и насчитывал 6-8 км кв. Вначале  у меня в подчинении было 3-4 немецких сотрудника, потом, в 1943/44г.г,  – с десяток. Во время моей работы в Слуцке мои отношения с Вермахтом были отличными. В районе в моем распоряжении была команда полиции следующего порядка:

в начале 3-4 чиновника жандармерии, потом 15-20 в 1943/44 г.г. ими руководил начальник полиции (областной). Лейтенант полиции Мюллер, уроженец Силезии, был на этом посту до 1943 года. Он умер в 1959 году. Его последователи менялись без конца. Я хочу сказать, что немецкая полиция ничего не могла сделать с истреблением евреев.

Когда я приехал в Слуцк в конце августа 1941 года, около 250 семей жили там, в том числе 700-1000 евреев. Они носили еврейскую звезду, но не жили в гетто, были разбросаны по всему городу. Я не могу утверждать, сколько евреев жило вне Слуцка, может быть небольшое число, так как это сельскохозяйственный район.

В конце сентября 1941 года направился  первый раз к генеральному комиссару Кубэ в Минск с рапортом. По такому случаю Кубэ меня поставил в известность, что должностные лица полиции обязаны разместить евреев в гетто, чтобы заставить их работать, а также по причине безопасности. Я выступил против такого плана, так как местные условия в Слуцке были для этого неблагоприятными. В частности, не было больших зданий в Слуцке для создания гетто, более того, город серьезно пострадал в результате войны. Наконец, я сделал предложение Кубэ, чтобы евреи в будущем были закрыты для работы. По моему мнению, евреи должны были оставаться свободными людьми. Впрочем, в Слуцке были маленькие мастерские, в которых работало в среднем от 5 до 10 евреев. Таким образом, было технически невозможно заставить всех евреев работать.

Через несколько дней начальник полиции, лейтенант Мюллер, навестил меня в Слуцке. Он мне сказал, что получил директиву высших должностных лиц полиции о перемещении евреев Слуцка. Он меня попросил предоставить ему главные улицы, на которых находились евреи, чтобы приступить к перемещению. Я ему показал улицы, и лейтенант Мюллер осуществил потом перемещение. Это происходило тихо, с беспечностью; около 5-6 семей перемещались каждый день. Улицы, на которых отводилось особое место для евреев, позже назывались гетто. Но это не было настоящее гетто, так как евреи могли туда входить и оттуда выходить свободно. По причине безопасности, полиция призывала, чтобы с наступлением темноты евреи не выходили из своих домов. Нужно отметить, что такой приказ существовал и для белорусов.

Переселение евреев не было закончено, когда однажды утром из Каунаса прибыл старший лейтенант батальона N11 и представился как заместитель командира батальона полиции безопасности. Он объяснил, что батальон полиции получил приказ предпринять ликвидацию всех евреев Слуцка за 2 дня, командир батальона будет в пути со своими 4-мя бригадами, из которых 3 литовские. Акция должна начаться немедленно.

Все произошло в этот день, как я уже описал в секретном рапорте генеральному комиссару Минска 30 октября 1941 года. Тогда я попросил у командира батальона отодвинуть акцию на 1 день, а также освободить от ликвидации всех ремесленников-евреев и их семьи. Это было для меня средством защитить евреев от истребления, тем более что практически все еврейские семьи имели удостоверения. Я хотел выиграть 1 день, чтобы получить совет и помощь от генерального комиссара в Минске. Я побеседовал с Кубэ по телефону и пообщался письменно. Кубэ мне сказал сделать все, чтобы избежать акции истребления.

Как я и написал в своем рапорте от 30 октября 1941 года, акция истребления батальоном полиции N11 произошло садистским образом. Люди батальона N11, немцы и литовцы, выгоняли еврейские семьи (мужчин, женщин и детей) из их домов и мастерских, хватали их на улицах, грузили на грузовики, на которых прибыл батальон, и увозили на место, выделенное возле города. Здесь евреи были расстреляны членами батальона полиции N11. Я не присутствовал при расстреле, на следующий день направился к месту переполненных могил.

После акции узнал от мэра города Слуцка, немца Бахмана, что многие евреи после ликвидации остались живы и выбрались из могил. По моим данным, около 500-700 евреев Слуцка погибло во время акции истребления 27 октября 1941 года. После этого осталось только 30 еврейских семей в Слуцке. Речь шла о евреях, которые смогли спрятаться до ликвидации, укрывшись в здании комиссариата на время проведения акции. Это те евреи, которые были  предупреждены до расстрела. Несколько евреев получили возможность спрятаться и пережить акцию таким образом.

Евреи Слуцка, которые пережили акцию 27.10.1941 года, потом не контролировались. Они возвращались на работу. Я не знаю, что произошло потом, но предполагаю, что они уехали после возвращения русских и присоединились к партизанам.

К акту истребления евреев в Слуцке 27.10. 1941 года батальоном полиции N11 я хотел бы добавить следующие детали: акция истребления продолжалась с 10 часов утра до вечера. После обеда я направился на улицы с сотрудниками и людьми из полиции, чтобы положить конец акции. Нас отталкивали с направленными на нас пистолетами. Мы должны были опасаться, чтобы также не стать жертвами расстрела, так как люди из батальона N11 стреляли на улицах вслепую. В конце этой акции истребления все улицы Слуцка были усеяны еврейскими трупами. Евреи пытались убежать. Я сделал так, что трупы были вывезены и захоронены.

В ночь с 27 на 28 октября 1941 года батальон N11 устроился в пустой казарме Слуцка. 28 октября, по моим данным, не было ликвидации евреев. Утром 28 октября у меня был разговор с заместителем командира батальона, и я его попросил срочно прекратить грабеж. Он мне это гарантировал. Он заверил меня, что батальон получит запрет. Несмотря на это, через несколько часов я встретил 2-х вооруженных литовцев во время грабежа и приказал, чтобы они были заключены под стражу полицией правопорядка. В ночь с 28 по 29 октября батальон полиции N11 убыл в направлении города Барановичи».

 

Показания Папенкорта-Эшвега от 16.03.1960г. (батальон N11)

Истребление евреев Слуцка

«Я признаю, что принимал участие в операции против евреев Слуцка как начальник 2-й бригады батальона полиции N11. После начала русской компании наш батальон был послан в Каунас. Потом мы переехали в Минск в конце октября 1941 года. Я должен уточнить: речь шла об операции под Минском. Расположение нашего батальона оставалось в Каунасе, где находилась 3-я бригада. В то время 1 и 2 бригады были прикреплены к дивизии безопасности Вермахта в Минске.

Однажды пришел приказ со стороны дивизии безопасности по поводу акции «Юденрайн» (чистка евреев). Обсуждение этой акции велось нашим командованием: майором Лехтхалером и дивизией безопасности, у меня не было никаких деталей акции. Для этой акции к нам закрепили литовский батальон. Потом мы получили приказ зачистить несколько еврейских мест под Минском и ликвидировать евреев. Слуцк входил в состав этих населенных пунктов. Этот приказ объяснялся тем, что евреи представляли опасность. Во время исполнения акции наши 2 бригады должны были обеспечить заграждение, а 2 литовские бригады провести истребление евреев.

Мы отправились в путь 26 октября 1941 года в Слуцк с 2-мя бригадами и провели ночь недалеко от города; вышли в город на следующий день утром. Наша бригада расположилась по периметру заграждения, литовские бригады собрали всех евреев по этому периметру. Их погрузили на грузовики и отвезли за город, где они были расстреляны  литовцами. Моя бригада не грабила поселок после истребления.

Утром 27 октября 1941 года у меня был разговор с комендантом по поводу еврейской акции. Он мне объяснил, что комиссар Карл был против того, чтобы евреи-ремесленники были расстреляны. Он хотел сохранить их для мастерских. Лехтхалер мне сказал, что, несмотря на это, последовал приказ за письмом: расстрелять всех евреев, включая ремесленников.

После обеда 27 октября Лехтхалер оставил Слуцк, чтобы изучить кварталы батальона.

Так как он уехал, а акция еще не была окончена, мне был дан приказ довести акцию до конца. Через час я прервал акцию и сказал литовскому батальону прекратить стрельбу. Весь этот процесс вызывал у меня отвращение, и я больше не мог присутствовать при захоронении евреев. Это был отказ от послушания, но мне было ясно, что так я мог спасти хотя бы несколько человеческих жизней. Я не мог дать сведений о числе расстрелянных евреев, может быть, многих сотен.

Наши 2 бригады уехали из Слуцка вечером 27 октября в Каунас”.

 

1943 год

Комендант полиции безопасности и СД Рутени Бланше, Минск, 5 февраля 1943 года.

Приказ командования

«8 и 9 февраля 1943 года в г. Слуцке будет предпринято переселение местных евреев. Члены команды указываются ниже, а также 110 членов бригады литовских добровольцев примут участие в этой акции. Руководство акцией находится в руках оберштурмфюрера СС Мюллера.

Участники построятся в ряд в нижнем служебном коридоре 7 февраля 1943г. в 11 часов 15 минут для начала в 11.30. Обед в 10.30. Руководство средств сообщения штурмбанфюрером СС Бр.

Начальники, заместители и следующие люди департамента участвуют в акции:

Департамент I/II

Оберштурмфюрер СС Кауль, Мербах, гауптштурмфюрер СС Мад, Шнайдер.

Унтерштурмфюрер Вертгольц, Мюль, а также штурмшарфюрер СС Краузе, Ценман, шарфюрер СС Кру, Ротвахмайстер Аль, ротенфюрер СС Николь, Гель, Гренер, обершарфюрер Ген.

Департамент III

Гаупштурмфюрер СС Шлегель, унтерштурмфюрер СС Эк, Го, переводчики Юлик и Кровец.

Департамент IV

Оберштурмфюрер СС Мюллер, штурмшарфюрер СС Фриц, гауптшарфюрер ССЭрик, обершарфюрер Бух, Крамер, Бур, Зекингер, Гет, унтершарфюрер Тюль, Рекс, Нер; оберштурмфюрер Освальд, обершарфюрер СС Рум, Брондмайер, унтершарфюрер СС Штратман. Переводчики Сокольский, Натаров, Айзуне, Горшков, Михельсон, чиновники Бунте, санц, Томсон, Зипаль и дополнительные силы: Ронис, Эглитис, кубулинин, Аушкапе, Вибане.

Департамент V

Гауптшарфюрер СС Крейман, Це, Гюнтер; обершарфюрер СС Вель, Герсбергер, Шу, Фоклер; гауптшарфюрер СС Рю, переводчик Красковский и чиновники Озалс и Глаукс.

Исполнение акции в Слуцке:

Гетто:

Полиция порядка следит за безопасностью и наблюдает за гетто. Оценка имущества, взятого у евреев, переходит под управление штурмбанфюрера СС Гра, у которого в распоряжении 6 бригад, чиновник и 9 литовцев в каждой.

Предусмотрены для бригад и следующие заместители: Краузе, Николь, Ген, Эрих, Вэль, Зэ.

Транспортировка евреев до места назначения осуществляется на 6 грузовиках в сопровождении 4 литовцев на каждый грузовик.

Зона перемещения  – 2 могилы, у каждой работает группа из 10 человек, сменяющих друг друга каждые 2 часа.

Периоды: 8.00-10.00 часов, 10.00-12.00 часов, 12.00-14.00 часов 14.00-16.00 часов.

 

 Из национального архива Республики Беларусь:

Акт  от 18 сентября 1944 года

«Мы, нижеподписавшиеся, комиссия в составе:

Председателя комиссии – начальника Слуцкого горотдела НКВД Михалевича Каспира Банифатьевича

Заместителя председателя горсовета депутатов трудящихся г. Слуцка Черного Алексея Васильевича

Врача-хирурга Слуцкого горздрава Мурашко Игнатия Прохоровича

Сотрудника Минской областной чрезвычайной комиссии Утенкова Бориса Митрофановича

Ст. землеустроителя Слуцкого райзо Плешевича Николая Петровича

Составили настоящий акт на нижеследующее:

Нами обследовано место массового расстрела и захоронения немцами советских граждан вблизи военного городка г. Слуцка, где обнаружены две большие ямы-могилы размерами: первая – длина 18 метров, ширина 3 метра; вторая – длина 10 метров, ширина 4 метра.

Вскрытиями ям-могил установлено: ямы полностью заполнены человеческими трупами и скелетами. Врачебно-медицинской комиссией установлено:

– трупы захоронены в 1942-44г.г.;

– среди общей массы трупов есть трупы детей и женщин;

– у большинства трупов в черепах имеются сквозные пулевые отверстия. Все трупы в обеих ямах-могилах расположены в хаотичном состоянии.

Исходя из этого, комиссия пришла к выводу, что все захоронения были расстреляны.

Для определения численности расстрелянных и захороненных нами была определена глубина и кубатура обеих ям-могил, исходя из расчета 6 трупов на кубометр, подсчитано: в двух ямах-могилах захоронено 1410 расстрелянных немцами советских граждан.

На что составлен настоящий акт».

Зав. спецчастью Бобруйского облисполкома Л. Алферов

21.06.1948г.

 

***

Протокол осмотра

12 декабря 1962 года д. Слобода

Следователь КГБ при СМ БСС ст. лейтенант Кирилов в присутствии понятых: Лошевского Д.В. и Шмерковича Г.Ю. произвел осмотр места захоронения граждан, которые удерживались немецко-фашистскими захватчиками в Слуцком гетто и расстреляны 8 февраля 1943 года.

Понятые явились свидетелями событий 8-9 февраля 1943 года в г. Слуцке и показали места захоронения граждан еврейской национальности, вывезенных гитлеровцами из города и затем уничтоженных.

«Место расстрела евреев находится в 5км восточнее Слуцка, в 800 метрах от шоссе Слуцк-Старые Дороги (от моста через р. Весея) и в одном километре западнее от д. Слобода, на территории бывшей усадьбы Мохарты.

Захоронение представляет собой небольшую возвышенность земли прямоугольной формы размером 5х22 метра, окруженной по периметру небольшим  по глубине рвом. Никаких надмогильных памятников нет.

Рядом находится такая же по размерам яма глубиной около трех метров.

Численность захороненных здесь 8 февраля 1943 года людей неизвестна; общая численность узников гетто, уничтоженных гитлеровцами, составляет три тысячи человек.

Осмотр состоялся с 15 до 16 часов».

Протокол находится в архивах КГБ

 

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск