Я стала кричать, чтобы он меня убил, или я убью его сама…

Когда журналистка телеканала Ранак пришла к Маше на интервью, девушка, вглядываясь в ноты, задумчиво перебирала клавиши на синтезаторе. «Учусь вот!» — сказала она, и сели разговаривать. Из этого разговора,  стало много известно о Маше: о том, что она мама двоих детей, о ее нелегкой жизни в Москве, о том, как один мужчина чуть не разрушил ее жизнь и едва не сделал инвалидом, как она выкарабкалась и побывала в Париже. А ещё как пришла к тому, что контролировать ее жизнь может только она сама.

«Это Москва, деточка! Город больших возможностей!»

— Мне 29 лет. Родилась я в Светлогорске. Когда училась во втором классе, мы с мамой переехали жить в Москву. Там я окончила школу, институт и спустя три года вернулась жить в Светлогорск. Почему? Потому что жизнь меня там так помотала, что мало не покажется… И не верьте тем, кто говорит, что Москва — город больших возможностей. Пробиваются единицы, а сотни и тысячи Москва перемалывает и выплевывает на обочину…

Сразу после школы я поступила в Московский государственный социальный университет. А на пером курсе у меня случилась любовь. Я молодая, зеленая. Тут мама уехала в Светлогорск, а у меня моментально случилась беременность. Девочка, 18 лет, мой парень — из обеспеченной семьи, его родители меня очень уговаривали не делать аборт и обещали, что у меня «всё будет». Я переезжаю к ним жить, планируется замужество, но… Начались сложности с его родителями. Очень авторитарная мама при любом случае напоминала мне, что я «без кола, без двора» и живу у них «из милости». В общем, всякое было. Я терпела-терпела, а как родила — схватила ребенка в охапку и бежать. 4 месяца жила у подруги. А потом поехала домой, к маме в Светлогорск.

Когда малышу исполнился год, решила, что надо работать, чтобы содержать семью. Вернулась в Москву. Работала, как ненормальная. В магазине, на кассе, по 13 часов, копила деньги. Но зато очень скоро повезла сына на море. Сама, на свои деньги. А дальше — опять на работу. Приезжала к ребенку раз в два месяца. И каждый раз он становился совсем другим. Я не видела, как он рос, как менялся. А в один день, когда мне нужно было опять ехать в Москву, он вдруг прижался ко мне, обнял за ногу и с такой печалью попросил: «Мама, не уезжай, пожалуйста!».

Меня как будто по голове ударили. И я опять принимаю решение: если уж я работаю в Москве, значит нужно забирать туда и сына. Дала себе срок два месяца. Пахала на двух работах, после смены в магазине бежала подметать и мыть подъезды. Я не стыжусь этого, я смогла перевезти маму и сына.

Немного позже я бросила, наконец-то, магазин и устроилась в риэлтерскую фирму. Да, работа очень денежная, но такая… Специфическая! Чтобы там работать, надо было реально «идти по головам». Все очень жёстко и очень нечестно. Год я на ней все же продержалась. Именно в этот период я знакомлюсь со своим вторым мужчиной. И начинается тот страшный период в моей жизни, который я до сих пор вспоминаю, как в тумане. У меня сердце сжимается и болит — столько мне пришлось пережить…

«Он меня ударил, я упала и поняла — я не чувствую ноги, меня парализовало»

— Мой второй мужчина умолял меня о ребенке. Мы стали жить вместе — я, мой сын и он. Всё мое окружение было против этих отношений. Мне говорили: «Маша, открой глаза, ты что? С ним нельзя строить отношения!». Я ничего не слышала. Я считала, что все вокруг дураки, а я одна умная. Когда я впервые забеременела от него, случилась замершая беременность. Знаешь, я даже подсознательно испытала облегчение и подумала: «Ну, значит, не судьба…». На каком-то интуитивном уровне я чувствовала, что второй ребенок в 22 года — это чересчур, и что этот мужчина — не «отец года». Но… Шла наперекор всем инстинктам…

После того, как беременность прервалась, он рыдал, натурально, рвал на себе волосы, говорил, что он проклят. Его было так жалко, что я снова переступила через себя. И через короткое время оказалась беременной. И вот когда срок уже был больше трех месяцев, когда стало понятно, что беременность протекает хорошо, начался ад…

Он бил, унижал и оскорблял. При этом сделал все для того, чтобы запереть меня дома и полностью оградить от людей. У меня не было ни копейки денег, я была полностью под контролем и настолько зависима, задавлена, морально уничтожена, что даже дернуться никуда не могла. Он бил меня беременную, он бил меня после родов. Я ненавидела его, ненавидела себя, я была растоптана, вдавлена в грязь по самое горло…

Однажды, уже после родов, был очередной скандал. Он схватил меня за плечи и с такой силой долбанул в диван, что я услышала, как у меня в спине что-то хрустнуло… Я понимаю, что не чувствую ног и не могу дышать, хватаю воздух, как рыба… Что это все, конец… А у меня новорожденный ребенок…. Меня забирает скорая, рентген, обследования, капельницы, уколы. Я две недели была полностью парализована…

Вот именно тогда я поняла, что это переломный момент. Что я могу остаться инвалидом, а он — может меня убить… И я сама себе сказала, что если смогу встать и ходить, то поменяю свою жизнь в корне. Помню этот момент, в деталях помню, что тогда думала, как говорила себе: «Хватит! Маша, хватит!!!».

Я была жертвой, типичной жертвой, я это знаю! И знаю, что несмотря на весь ужас, мне было комфортно в роли жертвы. Не надо было брать ответственность за свою жизнь на себя. Всегда можно было сказать, что это не я виновата, а он, этот тиран…

Несмотря на все мои принятые решения, на серьезность травмы, на мое осознание всего происходящего, я опять наступила на те же грабли. Я попыталась снова наладить с ним отношения. Я его, видите ли, жалела! Знаешь, как себе говорила? «Он не может себя реализовать, его не понимают, у него не получается с работой, он не может зарабатывать много денег, и поэтому он вот так на мне срывается. Нужно его только поддержать, и у нас все наладится!».

А потом узнала, что он все деньги спускал на других женщин и на красивую жизнь там, снаружи, вне нашей семьи, нашего дома, и наших детей. Ей, богу, бабы — дуры!

А через какое-то время он попытался меня убить… Мы ехали в машине, и вдруг я заметила, что ему пришло сообщение от девушки. Я возмутилась, он же только что говорил, как меня любит, уговаривал не уходить. Начался очередной скандал. Он сворачивает в какую-то глушь, вокруг ни души, стройка, котлованы. Выволакивает из машины, хватает за горло и начинает душить. Я даже пискнуть не могла, я точно знала — меня убивают. И я смирилась с этим! Я была готова умереть!!! Я сразу подумала — дети с моей мамой, значит, все хорошо, они не пропадут… Я начала синеть, хрипеть и терять сознание, у него, наверное, что-то в голове щелкнуло, и он отпустил руки… А у меня началась истерика… Я стала бить себя по лицу, кричать, чтобы он меня убил, потому что если не убьет, то я его убью сама…

Ну, как видишь, я выжила. Но страх во мне сидит до сих пор, я до сих пор чувствую на себе дыхание смерти…

«Почему позволяла так над собой издеваться? Это всё из детства…»

— Понимаешь, пример у меня был перед глазами не самый лучший. Я с детства видела насилие над женщинами, у мамы с ее партнерами не все гладко было. Моя психика была травмирована задолго до этих событий, я была уже запрограммирована на такого мужчину и на такие отношения. Я была воспитана, как жертва, вела себя, как жертва, и, соответственно, привлекала таких мужчин, которым была нужна жертва…

Я до сих пор работаю с психологом. И теперь понимаю, что нормальный, здоровый человек не будет принимать условия игры, которые его не устраивают. Теперь мне понятно, что если тебя оскорбили, ты должна сказать, что терпеть этого не будешь. Если тебя оскорбили во второй раз — ты должна немедленно расстаться. Не надо пытаться вставать на его точку зрения, оправдывать, находить причины его поведения. Тебя просто не уважают. Всё! Точка! Таких отношений быть не должно. И у меня получилось разорвать этот порочный круг…

«Жизнь — борьба…»

Разговаривая с Машей, я понимала, что эта девушка до сих пор продолжает бороться. Что в сущности, эта ее борьба не прекращается ни на минуту. Она словно ставит себе невыполнимые задачи и справляется с ними, вопреки всему.

Чего стоит Машин рассказ, как она боролась с лишним весом, которого она набрала больше 50(!!!) килограммов.

— Я была огромная, такая куча, гора, холм, больше ста килограммов весом. Лежу вот я на диване и вокруг меня — мои дети, а я жру бутерброд. Не ем, а именно жру!!! И знаешь, майонез капает мне на растянутую грязную майку, крошки, у меня толстые измазанные щеки… Ой, как вспомню, так вздрогну… Мой сын смотрит мультфильмы, потом подходит ко мне и говорит: «Мама, там тебя показывают!». А на экране — бегемот!!!

И Маша похудела. Ровно вдвое. Смогла, сумела. Потом она решила, что пришло время для спорта, пошла в зал и стала заниматься пауэрлифтингом. И здесь добилась успехов, и значительных. Говорит, работала в по четыре часа каждый день, накачала себе такие мышцы! И стала Чемпионкой мира на соревнованиях в Киеве в своей весовой категории в становой тяге!

Потом пришла пора собственного бизнеса. И здесь у Маши всё получилось! Она нашла себе дело по душе, и несмотря на трудности (а их было немало), добилась успеха, финансовой независимости и стала настоящим кормильцем семьи. И сейчас может позволить себе если не все, то многое.

А еще Маша впервые побывала в Париже, который, как известно, нужно «увидеть и умереть».

— Париж… Ты знаешь, я чуть не умерла под Эйфелевой башней… Я снимала видео для Инстаграм, а на голове у меня было черт знает что — от ветра, от дождя. И я говорю: «Ребята, гляньте, что у меня там с прической?». И сразу думаю: «Да какая разница, что там! Я в Париже, я здесь, возле Эйфелевой башни!!! И я счастлива!»

В Париже моя душа пела и плясала. Там всё так пропитано романтикой, там надо быть с любимым мужчиной, однозначно. Ты не может быть в Париже и оставаться жёсткой. Ты становишься женственной и мечтательной, там ты летаешь… Я встречала Новый год на Елисейских полях: тысячи огней и тысячи людей… Это не передать словами… Париж, однозначно, мой город, он лёг мне в душу, запал, и уже не уйдет из неё никогда…

Сегодня Маша не замужем. Она не заводит новые отношения не потому, что боится, а потому, что не видит рядом с собой достойных претендентов на её руку и сердце. Она не хочет, чтобы с нею рядом просто «лежали штаны» и не боится одиночества, потому что одиночества боятся слабые. А она — сильная! Сильная женщина Маша…

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.
Капитал Слуцк

Комментарии

Оставить комментарий