«Мы очень хорошо поработали». Врачи крупного ковид-стационара — о трех месяцах борьбы с коронавирусом

Больницы, где лечили пациентов с COVID-19, постепенно возвращаются к привычной работе. На этой неделе стало известно, что с 26 июня пациентов с коронавирусной инфекцией больше не принимает 10-я городская клиническая больница. Планируется, что с 6 июля клиника полностью перейдет в обычный режим работы.

Фото: Reuters
Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

10-я больница — это крупная многопрофильная клиника. Во время пандемии больница стала инфекционной и, можно сказать, выполняла роль одного из самых больших ковид-стационаров страны. По словам медиков больницы, бывало, что лечили и по 700 ковидных пациентов. Во время пандемии тут инфекционистами стали и хирурги, и гинекологи, и гастроэнтерологи, и аллергологи, и эндокринологи.

Сейчас больницу готовят к обычному режиму работы. Мы поговорили с тремя медиками клиники о том, как прошли эти три месяца работы в инфекционном стационаре.

«Пациентка сидела с кислородной маской и просила отпустить ее домой»

Терапевт приемного отделения 10-й городской клинической больницы Дарья Чехова рассказывает, что за три месяца работы с ковидными пациентами она осознала, насколько серьезной может быть коронавирусная инфекция.

Фото: Instagram / chekhova_darya_
Терапевт приемного отделения 10-й городской клинической больницы Дарья Чехова. Фото: Instagram / chekhova_darya_

— Она поражает весь организм, и чтобы помочь пациенту, нужно воздействовать на много звеньев, ведь коронавирус может вызвать и прогрессирующую дыхательную недостаточность, и гиперактивацию иммунной системы, и повышенное тромбообразование. Тяжесть заболевания в основном зависела от возраста пациентов: оно сложнее протекало у людей старше 50 лет, особенно это касалось мужчин с ожирением. У некоторых таких пациентов был еще сахарный диабет 2-го типа и артериальная гипертензия.

По словам медика, среди пациентов с коронавирусом были и молодые мужчины до 40 лет, некоторым из-за повышенной массы тела уже в приемном отделении надо было оказывать кислородную поддержку — врачи фиксировали одышку и снижение кислорода в крови.

— В такой группе пациентов возможны и летальные исходы.

Дарья Чехова рассказывает, что, по словам пациентов, часть из них заражались коронавирусом от коллег на работе, были заболевшие, которые на Пасху ходили освящать куличи и яйца, кто-то инфицировался от членов семьи, лечились от коронавируса и медработники. Еще одна категория пациентов — пенсионеры, которые уехали на сезон на дачу, но тем не менее контактировали с соседями, ходили в магазин.

Врач вспоминает, как поступила женщина с посиневшими губами и кончиками пальцев: ее доставили из поликлиники, где она проходила плановую флюорографию, и там выявили двустороннюю пневмонию. У женщины было низкое насыщение крови кислородом, но как ни странно, пациентка спокойно со всеми общалась и говорила, что у нее все прекрасно, ни на что не жаловалась.

— Более того, она сидела с кислородной маской на лице и просила, чтобы мы отпустили ее лечиться домой. Я спросила, замечает ли она, что у нее губы синие. Она сказала, что иногда, когда красит губы помадой, обращает внимание, что цвет не такой, какой она ожидала увидеть, — вспоминает врач. — Был ли у пациентки коронавирус, я не могу точно сказать, мы ее госпитализировали в отделение для пациентов с неподтвержденным COVID-19, но у нее точно по данным рентгенограммы была двусторонняя пневмония, при этом она не жаловалась на состояние своего здоровья. Говорила, что есть одышка, но оправдывала это лишним весом. Кашель объясняла курением. Она с иронией к себе относилась и ее не смущало, что у нее серьезная проблема. Ее чуть ли не интубировать надо было, а она спокойно рассказывала о себе и просилась домой.

Дарья отмечает, что очень гордится своими коллегами, которые во время пандемии приняли вызов и, несмотря на свою специализацию, стали инфекционистами. Она говорит, что, безусловно, на медиках лежит большая ответственность — все лечение коронавирусной инфекции в мире экспериментальное и постоянно нужно расширять свои знания, знакомиться с новыми исследованиями.

— Наши реаниматологи снимали пациентов с аппаратов ИВЛ, таких пациентов было не много, но это чудо, учитывая, какую серьезную инфекцию люди перенесли, — добавляет она, подчеркивая, насколько слаженно работают медики в реанимационных отделениях их клиники.

Врач говорит: несмотря на то, что их клинику возвращают к привычному режиму, они все равно еще будут работать в средствах индивидуальной защиты.

— Мы не знаем, какого пациента нам привезут. Направительный диагноз не всегда совпадает с нашим диагнозом, и средства индивидуальной защиты — это наша безопасность. Любой человек может быть носителем вируса и не знать этого. Я понимаю, что коронавирус остается, и он имеет стертую симптоматику — не всегда можно понять, у пациента коронавирус или проблема с чем-то другим. Обследуя человека по профилю, надо держать в голове, что он мог где-то проконтактировать, где-то быть в инкубационном периоде. Для нас то, что клинику возвращают к привычной работе, возможно, недолгая передышка, потому что прогнозируется вторая волна вируса. Когда нам сказали о том, что вернемся к прежнему режиму, многие коллеги обрадовались — будут работать по профилю. Но, конечно, многие грустят, потому что больше не будет надбавок к зарплате за работу с пациентами с коронавирусом.

«Мотивировало то, что нам стали помогать люди: привозили и средства защиты, и обеды»

Врач-радиолог 10-й городской клинической больницы Минска Георгий Топузидис говорит: несмотря на то, что процесс возвращения клиники к обычной жизни начался и отделения моют, он лично почувствует облегчение, когда люди перестанут болеть коронавирусной инфекцией.

Фото: из личного архива героя материала
Врач-радиолог 10-й городской клинической больницы Минска Георгий Топузидис. Фото: из личного архива героя материала

— Но люди болеют и им нужно помогать. Пока расслабляться рано. Всемирная организация здравоохранения заявляет на брифингах о высоком уровне заболеваемости в Бразилии, США, подъемах в Европе. Открываются границы — и это способствует распространению вируса и приходу второй волны, которую мы ждем осенью. Да, процесс возвращения к привычной работе клиники начался, отделения моются, но реаниматологи продолжают сражаться, в приемное отделение все равно могут поступать пациенты с COVID-19, поэтому сотрудники клиники все равно будут ходить в средствах индивидуальной защиты. Говорить о том, что клиника чистая можно будет только тогда, когда мы полностью одержим победу над COVID-19. Вирус сам по себе уйти не может, он уйдет, когда начнется вакцинация. И сейчас, когда в неинфекционный стационар в приемное отделение поступает человек, никто не знает, есть у него в том числе и коронавирусная инфекция или нет. И чтобы медики не заразились, они все равно должны работать в средствах защиты.

Георгий отмечает, что у них в клинике все друг друга всегда поддерживали: и во времена до COVID-19, и сейчас. Но во время пандемии медиков сильно поддержали и неравнодушные люди, компании: привозили средства индивидуальной защиты, обеды. Георгий говорит, что это очень сильно мотивировало.

— Запомнился момент, когда в самом начале пандемии я шел по коридору и одна из наших сотрудниц попросила помочь разгрузить машину. Какая-то компания привезла средства индивидуальной защиты. И ты вроде бы занимаешься физическим трудом — но это не тяжело, а наоборот легко! Не потому, что это халява, а потому что люди помогают. Все это время помогали. Мы приходили на работу и не надо было думать о ссобойках. И если сначала мы старались экономно использовать средства индивидуальной защиты, потому что переживали, что кому-то может не хватить, то позже использовали их, как надо, потому что их привозили, и мы знали, что они есть.

«После смены костюмы выжимали, были пропитаны потом насквозь»

Хирург отделения экстренной хирургии 10-й больницы Валерий Машель до пандемии коронавируса занимался лечением острой хирургической патологии: острыми аппендицитами и холециститами, ножевыми ранениями живота и др. Конечно, за три месяца работы инфекционистом он очень соскучился по операционной и сейчас рад, что появилась возможность вернуться к работе по своему профилю. Врач не скрывает, что эти три месяца были очень сложными.

Фото: личный архив врача
Хирург отделения экстренной хирургии 10-й больницы Валерий Машель. Фото: личный архив врача

— И самыми сложными были первые недели. Не буду врать, даже было немножко страшно: абсолютно новая непонятная болезнь, непонятно, как лечить, на тот момент были не наработаны опыт и подходы к пациентам. Со временем, когда мы стали работать с COVID-19 и увидели этих пациентов, все сгладилось, нам стало намного спокойнее. Конечно, было достаточно тоскливо менять специальность и отвыкать от работы в операционной. Очень сложно было работать эти три месяца и с позиции строгой дисциплины, в том числе в плане изоляции от окружающих, родных. Я жил в гостинице для медиков, на днях выселяюсь и еду домой. Все это время с родными виделся только эпизодически — когда приезжал домой что-то забрать. И еще один важный момент в плане дисциплины — правила работы в инфекционном стационаре. Необходимость все строго соблюдать со средствами индивидуальной защиты, логистикой. Мытье рук уже дошло до состояния обсессивно-компульсивного расстройства. Конечно, в жару в защитных комбинезонах было очень тяжело работать. После смены тканевые костюмы, которые мы надеваем под комбинезоны, просто выжимали, потому что они были пропитаны потом насквозь.

Валерий отмечает: так как больница переходит в режим обычной работы, пациентов стали выписывать или переводить в другие клиники.

— В зависимости от состояния пациентов мы или переводили их в другие больницы, или, если состояние было легче, но домой пока было отпускать рано, в Аксаковщину или госпиталь инвалидов ВОВ. Абсолютно стабильных пациентов, которых не страшно было отправлять домой, переводили на амбулаторное лечение.

Ощущения, что пандемия в Беларуси закончилась, у врача нет: он отмечает, что даже по официальной статистике регистрируются новые случаи. Пусть их стало меньше, но они есть.

— Тем не менее радостно, что мы возвращаемся к нормальным условиям работы, вернемся в операционную, по которой лично я сильно соскучился. На мой взгляд, наш коллектив за время работы в инфекционном режиме сильно сблизился, нам пришлось сообща искать решение для многих проблем, и немаловажную роль сыграло то, что значительная часть наших докторов переехала в гостиницу для медиков. За три месяца коллеги были единственными людьми кроме пациентов, с которыми я регулярно виделся. Я считаю, что мы очень хорошо поработали, ударно и я горжусь этим.

 

Источник 

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.
Агроусадьба “Слуцкий страус” Реклама
3
Кафе. Гостиница. Беседки. Баня. Детская площадка. Живописное место рядом с городом.
8-033-639-12-45 - 8-029-651-23-40
УНП: 690236798

Комментарии

Оставить комментарий