«Одного расстреляют — найдутся другие». Репортаж из деревень, где жестоко убили стариков

29-летнего Виктора Скрундика из Слуцка осудили на расстрел за жестокое убийство двух стариков. Убийца воспитывался в соседней деревне. Мы поговорили с его односельчанами о том, как на глазах милиции, службы опеки и соседей человек из запущенного ребенка превращается в беспощадного преступника, пишет Радио Свобода.

6 марта в Слуцке вынесли приговор трем жителям района, обвиняемым в убийстве двух пенсионеров и покушении на женщину, а также в хищениях и поджоге имущества жертв. Преступления произошли год назад в деревнях Ульяновка Слуцкого района и в Суховчицах соседнего Копыльского.

29-летний Виктор Скрундик, которого следствие посчитало руководителем преступной группировки, приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Его сообщники Виталий Мятеж и Валентин Бушнин получили соответственно 22 и 18 лет колонии строгого режима.

Родственники убитых-94-летнего Владимира Гаркавого и 79-летнего Михаила Шугалея, а также их односельчане приветствовали приговор Минского областного суда, а некоторые даже жалели, что из трех виновных расстреляют только одного.

«А деда нигде нет, и больше его живым не видели»

«И что, нам теперь боятся, что те выйдут и отомстят?», — беспокоится Галина Ворошкевич из Ульяновки. Ее односельчане до сих пор боятся, что убийства и поджигание домов будут продолжаться. Вместе с Галиной Ворошкевич отправляемся в Ульяновку.

Галина Ворошкевич

Галина Ворошкевич

Мы в 20 километрах от Слуцка в направлении на Барановичи. В прошлом веке эта часть нынешней Ульяновки называлась Мурогой, но историческое название заменили на улицу Чапаева, а вся деревня получила новое имя в честь Владимира Ульянова (Ленина). Судьба ее от этого не стала счастливее. На улице Чапаева из 20 жилых домов осталось 5. Ульяновка немного оживает летом, когда приезжают дачники, а в январе здесь почти глухомань.

Вечером 21 января 2019 года все, кто мог ходить, бежали сюда тушить пожар. Горел дом на окраине улицы Чапаева, в котором жил ветеран войны, 94-летний Владимир Гаркавый. Соседка Гаркавого Екатерина вспоминает, как с мужем вызвали пожарных.

«Видим — дом загорелся. А от чего? Стало светло, горит все ярче. Начали звонить детям, пожарным. А деда нигде нет, и больше его живым не видели», — рассказывает она.

По версии следствия, обвиняемые в убийстве Владимира Гаркавого Виктор Скрундик и Виталий Мятеж прибежали на тушение пожара, чтобы отвести от себя подозрения.

 

Екатерина Викторовна подтверждает, что Скрундики и Мятеж были на пожаре, но говорит, что веры им уже тогда не было.

«Витьку пьяного отгоняли, говорили на него, чтобы шел вон, уже подозревали его», — вспоминает женщина и признается, что до сих пор боится Скрундика, которого уже год как арестовали.

«Он после пожара всем говорил, что поджечь тех, кто на него покажет». Также Пенсионерка никак не может забыть, как однажды еще парнем Скрундик, проходя на дороге со своей компанией, бил ногой щенков.

Сожженный дом Владимира Горькова

Сожженный дом Владимира Горькова

«Если ты щенок маленький бьешь, как футбольный мячик, то что из тебя вырастет? Ну вот что имеем. А разве мало здесь таких осталось? Одного расстреляют — найдутся другие».

В конце разговора Екатерина Викторовна говорит, что они с мужем отсюда будут уезжать — к детям, в город.

«Если бы его тогда не опознали, смертей могло быть больше»

Моя провожатая по Ульяновке Галина Ворошкевич также видела Скрундика и Мятежа на тушении пожара и вспоминает такую деталь:

«Мы как поехали на пожар, так по дороге их обогнали. Ничего особо не заметили. Бегут и бегут. А сосед заметил, что Виталий Мятеж был в других штанах, не в тех коричневых, как днем. И Виктор тоже переоделся. Зачем? На суде признались, что переоделись да потом сожгли старую одежду. Только куртку Мятеж оставил, жена не разрешила, а на куртке была кровь старика. Но куртку взяли на экспертизу мо недели через две после убийства или больше. Куда милиция смотрела? Они же у всех были по подозрению, особенно Скрундик».

Галина Войтюшкевич говорит, что всю банду арестовали только после третьего, неудачного, нападения Скрундика на женщину в деревне Суховчицы.

Сожженный дом убитого ранее Михаила Шугалея из деревни Суховчицы

Сожженный дом убитого ранее Михаила Шугалея из деревни Суховчицы

«Если бы его тогда не опознали, смертей могло быть больше», — полагает Галина. По ее словам, милиционеры не опросили местных жителей, иначе бы услышали от них о причастности Скрундика к убийству стариков.

Вместе идем к пепелищу дома Владимира Гаркавого. Женщина показывает, где лицом вниз лежал старик, где стояли шкафы с одеждой, которые подожгли преступники, а где — газовая плита. По словам Галины Ворошкевич, шланг от плиты был не оборван, а обрезан, но почему-то на это не обратили внимания.

«Тогда Скрундика и мятежа взяли для проверки, но быстро выпустили. Как обычно. Вы думаете, так первый раз? Сколько раз уже домой отпускали».

 

«Не было у него детства»

Мая Король из Славинска, где живут и Скрундики. Была заведующей местной фермы, теперь пенсионерка. Говорит, что знает Виктора Скрундика с трехлетнего возраста — как того взяли на воспитание дед Леонид и бабка Раиса, когда родителей лишили родительских прав.

«В семье было шестеро детей, Витя самый малый. Пятерых забрали в детский дом, а Витю взяли баба с дедом, пожалели. Но сейчас считаю, лучше бы его не забирали, лучше бы воспитывался в детском доме. Там все же хоть какое-то воспитание, присматривают, а тут он рос как сорняк».

Мая Король вспомнила, как однажды на Новый год одела костюм Деда Мороза и пошла по домам поздравлять стариков и малышей с праздником. Зашла также к Скрундикам.

«Набрала подарков, но малый Витя мне совсем не обрадовался, — вспоминает Галина. — Он просто не знал, кто такой Дед Мороз».

 

По словам женщины, Витя Скрундик не знал детских стихов, не слышал песен про елочку, ему никто не читал сказок, не объяснял, что хорошо, а что плохо.

«Не было у него детства — это раз. А второе, что таких, как он, развратила наша власть. Не стало у людей ответственности», — считает Мая Король.

«Милиция почему-то решила, что дом загорелся сам»

По Майе Король, Витя Скрундик уже с лет 13 начал выпивать и курить. Она не раз приводила парня в подпитии к бабе, но слышала в ответ одно: «сейчас все курят и пьют».

«Это гены. Его отец тоже сильно пил. Ранее работал в милиции, откуда выгнали за пьянку. И мать пила. В первый же день, как сюда перебрались из Минска, нашла собутыльницу. Как у них забрали родительские права, мать уехала навсегда, а отец остался жить в доме, где и Виктор подрастал. Делал в колхозе, но больше пьянствовал. И что видел его сын? Папины попойки. Ходил замызганный, старое донашивал, мои дети его за руку в школу водили, чтобы по дороге не убежал. Учился абы-как. Учителя в школе на него так же махнули рукой, как и та служба опеки».

 

Дом 94-летнего Владимира ГарковогоДом 94-летнего Владимира Гаркового

Мая Король рассказала несколько историй, которые, по ее мнению, через потворство привели Скрундика к серьезным преступлениям. Одна из них — о том коротком времени, когда Виктор Скрундик работал сторожем на ее ферме.

«Утром звонок. Докладывают, что с фермы исчезли воз и лошадь. А в эту ночь караулил как раз молодой Скрундик, и его нигде нет. Искали, искали и наконец нашли в другой деревне, далеко от нас. Вместе с девушкой. Если бы не нашли, и воз, и коня точно пропил бы. Он не раз уже таскал и продавал колхозное, но пока по мелочи, а тут серьезная кража. И что? Да ничего. Милиционеры взяли с него объяснение, что якобы к девушке поехал погулять, да отпустили, даже штрафа не дали. Потом он уволился и уже нигде не работал. Только воровал. Его участковый поймает на чем-то, день продержат, но на завтра сами же домой и привезут», — возмущается женщина.

Мая Король согласна с Галиной Ворошкевич, что милиция виновата, сама потеряла время, когда разбиралась в причинах пожаров домов стариков.

«О Горьковом все знали, что он никому не открывал дверь, если предварительно не договориться по телефону. Даже дети сначала звонили. Двери оказались открыты, значит, кто-то ворвался силой и потом поджег дом. Но милиция почему-то решила, что дом загорелся сам», — возмущается Мая Король.

Спрашиваю о хороших поступках Виктора Скрундика, неужели таких не было? Муж Майи Михал вспомнил, как Виктор помог ему спилить высокую березу у дороги. «Денег не брал», — уверен мужчина.

«Как не брал?! — спорит с мужем Мая. — Так у меня потом набрал огурцов и помидоров. У них же на огороде ничего нет, не умеют вырастить. Побираются».

Сама она вспоминает, как Виктор еще с отцом отремонтировали крест, который давно стоял на улице и рухнул был. Но, подумав, добавляет: «Только за деньги «Из своих заплатила, иначе бы не взялись».

Несколько лет назад Виктора Скрундика осудили на 2 года за кражу. После колонии он нигде не устроился на работу, жил на случайные заработки. «Ходил, воровал по деревне», — говорят о нем люди.

Сестра в Италии, брат в тюрьме

Дом Скрундиков находится в деревне Славинск, по соседству с Ульяновкой. Сестры Ирины, которая замужем за сообщником Виктора Валентином Бушниным, в доме не оказалось. Нас встретил двоюродный брат Виктора Юрий и провел к бабушке Раисе Василевне.

Дом Скрундиков в деревне СлавинскДом Скрундиков в деревне Славинск

Юрий недавно приехал из «шабашки» в России. О своих двоюродных, включая Виктора, знает немного. Упомянул, что одной из сестер повезло — её малышкой удочерили, сейчас живет в Италии. А вот брату Виктору не повезло, хотя и жил при дедах.

«Но сам виноват, — считает Юрий. — Ведь Виктор, как выпьет, становится совсем неадекватным, а пьет почти все время».

В то, что брат мог убить и сжечь людей, Юрий верит и прощать такое не может. Говорит, что Виктор бил отца и издевался над бабкой, но та не хотела подавать на него заявление в милицию, жалела.

И все же имеет ли Юрий о брате хорошие воспоминания? Молодой человек разводит руками, думает, но возвращается к суду, на котором, говорит, побывал нарочно, чтобы послушать и посмотреть им в глаза.

«Сидят, улыбаются. Не думаю, что искренне покаялись», — говорит молодой человек. Юрий стал еще одним собеседником, который сказал, что смертный приговор — это хорошо. И уверенно добавил, что, если двоюродному брату присудят расстрел, он жалеть его не будет.

Крест на въезде в УльяновкуКрест на въезде в Ульяновку

«Как был малыш, то был хороший. Со школы мне приносил поесть, им там давали хорошие завтраки, так он не забывал делиться, — вспоминает внука бабушка Раиса. — А потом попал в плохую компанию из деревни. И пошло все не так», — говорит она.

О возможной смертной казни Виктору высказывается решительно: «жалеть его не буду, что натворил, то натворил».

В последнем слове Виктор Скрундик сказал, что жалеет и раскаивается в том, что сделал. Ранее на процессе он сообщил, что, чтобы не его признание, «убийства до сих пор не были бы раскрыты».

“Своя швея”: Реклама
m_0f7926fd04978cce74bed346b3ea2a01
Пошив и ремонт всех типов одежды; Шторы, постельное белье; Шубы, дубленки, кожа, мех, замш; Пошив тематических костюмов для утренников, карнавалов, праздников; Пошив одежды и аксессуаров для собак.
2-51-20 - 8-029-105-35-95
УНП: 691978816
Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.
Капитал Слуцк

Комментарии

Оставить комментарий