Воспоминания бывших узников Слуцкого концлагеря

30 июня 1944 года наш город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Этому светлому и радостному дню предшествовали три долгих и страшных года оккупации. О Слуцком концлагере и его узниках рассказала Людмила Пацкевич, заведующая отделом использования и публикации учреждения «Зональный госархив в г. Слуцке», передает s-k.by.

Слуцкий концлагерь был организован в 1941 году на ул. К. Либкнехта (сейчас это улица Виленская). Среди узников в начальный период войны были пленные бойцы Красной Армии, потом в лагерь стали сгонять мирное население.

В Национальном архиве Республики Беларусь находятся на хранении акты обследования мест массового расстрела и захоронения советских граждан вблизи военного городка г. Слуцка. Документы свидетельствуют о том, что захоронения были сделаны в 1941–1944 годах, часть узников была расстреляна, другие же, более 12 тысяч, умерли от голода и эпидемии сыпного тифа. Кроме того, комиссией было установлено, что в 1941 году немцы внутри лагеря сожгли барак с больными сыпным тифом военнопленными, в котором находилось около 600 человек. Всего же за период с 1941 по 1944 год было замучено, умерло с голода и эпидемии более 14 тысяч человек, что подтверждалось показаниями свидетелей.

В Слуцкий архив шли письма от бывших узников Слуцкого концлагеря с просьбой подтвердить факт их содержания в лагере. Трудно читать эти письма, они потрясают до глубины души. Тысячами люди поступали в лагерь в Слуцк из оккупированных областей России: Смоленской, Псковской, Тверской, Орловской, Калужской, Брянской. В основном это были женщины, старики, дети, более трудоспособное население сразу направлялось в Германию.

Пишет Татьяна Григорьевна Соболевская, 1934 года рождения, уроженка Духовщинского района Смоленской области: «Половину нашей деревни немцы согнали в две хаты и живыми сожгли. Других, в том числе маму и нас, семерых детей, привезли в лагерь г. Слуцка и заперли за колючую проволоку, мучили нас, морили голодом, заставляли есть лягушек. Вся моя семья умерла с голоду, я случайно выжила».

В своем письме делятся воспоминаниями три сестры Гончуковых 1932, 1934, 1940 годов рождения: «Мы с матерью и бабушкой были вывезены из Ржева. В лагерь везли в товарных вагонах, набитых до отказа людьми так, что можно было только стоять. На редких стоянках открывали вагон, выкидывали мертвых и давали ведро пойла на весь вагон. Под дулами автоматов и с собаками погнали в лагерь, который был обнесен колючей проволокой в несколько рядов, стояли вышки с часовыми и прожекторами, были несколько бараков. В бараке нары в 3 яруса и длинный проход, по которому ходил с плеткой полицай».

«Наша мама подверглась жестоким пыткам и ее забили насмерть, а нас, детей, немцы считали как партизанское потомство и привезли в лагерь в г. Слуцк», – писала из Тверской области Мария Андреевна Серова.

«В нашем бараке против нас находились дети, матери которых умерли в дороге или уже в лагере. Дети ходили по стеночке и были такие худенькие – это были просто скелетики. Давали нам 0,5 л болтанки утром и вечером и больше ничего», – рассказывает в своем письме Александра Фёдоровна Матысик 1930 года рождения,  угнанная с родителями из Ржева.

А вот горькие строчки письма Александры Петровны Петроченковой 1936 года рождения, угнанной из Смоленской области: «Мы с мамой и сестрой оказались в Слуцком лагере. Все было обнесено колючей проволокой. Была очень рада, когда научилась залезать на 3 нару. Мама умерла и сразу после нее умерла моя сестра, которой был год и три месяца. Мать долго лежала незахороненая, так как были большие морозы и яму долго копали больше недели для всех умерших».

Евгению Назарьевичу Осипенкову было 15 лет, когда его семья была угнана из Смоленской области в декабре 1942 года. Он достаточно подробно описывает эти события: «В слуцком концлагере были жители не только нашей деревни, но и г. Ржева. В дальнейшем лагерь стал пополняться узниками из Курска, Орла, Невеля, Смоленска и их численность достигла 7 – 8 тысяч. Голодные, раздетые люди, в основном это были старики, женщины, дети. Никакой медицинской помощи. Вспыхнула эпидемия тифа, дизентерии. К весне 1943 года в лагере в живых остались около 2 тысяч человек. Малолетние дети вымерли почти полностью. В лагере стали появляться какие-то немецкие чины, и в конце июня – начале июля 1943 года концлагерь был ликвидирован, а оставшихся в живых узников разобрали жители белорусских деревень. Нашу семью приютили жители деревни Горки. Я пас скотину, другого по состоянию здоровья делать не мог. Еще в лагере заболел локтевой сустав. Жители деревни собрали несколько десятков яиц, пришлось идти на поклон к немецкому врачу, там мне наложили гипс и прямо на гипсе написали «туберкулёз».

В своем письме делится детскими воспоминаниями о военном Слуцке Галина Ивановна Сёмкина, угнанная с дедушкой и бабушкой из Смоленской области: «Мы жили в очень большом доме на нарах. Было много вшей. Мы выжили только потому, что у нас был самовар, в котором бабушка кипятила белье. Очень хорошо помню тот день, когда освободили город, все гремело и пылало, было темно и страшно, а мы сидели в землянке и молились. А утром город был свободен, и началась наша мирная жизнь в разрушенном городе. Нас кто-то приютил. На Новый год в какой-то семье для нас поставили елку и в бумажном пакете раздали подарки – печенье, немного подгоревшее». Галине Сёмкиной в 1944 году было 5 лет.

Почти в каждом присланном письме – благодарность белорусам, местным жителям за помощь, за спасение:

«Хорошо помним доброту белорусского народа, который помог нам после лагеря окрепнуть, делясь с нами продуктами».

«Мы пошли по деревням, нас люди добрые кормили и приютили, спасибо им за доброту, которую они проявляли к нам, лагерным».

«Белорусы – народ добрый, они нас ухитрялись спасать и под колючей проволокой, приносили еду, рискуя жизнью».

«Поклон нашим дорогим спасителям, всем белорусским людям: каким-то образом узнав, что мы умираем в лагере, уже не охраняемые (автор письма указывает, что при наступлении советских войск фашисты сняли охрану в лагере) ваши белорусские люди приехали за 20 километров на двух лошадях и увезли нас с мамой и еще одну семью в д. Степково Гресского сельсовета».

Очень многие из россиян, по воле войны оказавшиеся в слуцком концлагере, осели в Беларуси, пустили здесь свои корни. Это дети, потерявшие родителей, ставшие воспитанниками белорусских детских домов, матери, чьи дети погибли в лагере и захоронены в братской могиле на городском кладбище. Беларусь стала их второй родиной.

Приведенные письма – лишь малая часть тех, что получил архив за прошедшие годы. 

Подготовила Наталья СЕЛЕЗНЁВА

Фото носит иллюстративный характер

Новости здесь, а объявления о товарах и услугах Слуцка находят на Капитале. Тут: https://capital-market.by/.

Выгодные предложения в Слуцке:

Требуется офис-менеджер
Ремонт телефонов, компьютеров, принтеров
Гидроманипулятор
от 70 руб.
Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Выгодные предложения:

Клеевой состав для блоков «Тайфун Мастер 18»
Блоки стеновые
3-комнатная квартира, г. Слуцк, ул. Копыльская, д. 29
Продажа 3-комнатной квартиры с земельным участком в аг.Лядно, Слуцкий район

Комментарии

Оставить комментарий