Женщину выписали из больницы в Старых Дорогах, и через два дня она умерла от коронавируса

Зое Колесниковой было 60 лет, когда 8 июня она умерла от коронавируса. За два дня до этого ее выписали из больницы в Старых Дорогах, где в том числе лечили от пневмонии.

Фото: из семейного архива семьи
Зое Аркадьевне Колесниковой было 60 лет. Ее выписали из региональной больницы, и на второй день она скончалась от коронавирусной инфекции. Фото: из семейного архива семьи

Зоя Колесникова вместе с мужем жила в частном доме в Старых Дорогах. Их дочь Елена рассказывает, что мама была на пенсии, папа работает дальнобойщиком. В конце апреля вернулся из командировки и был на обязательном карантине дома.

В начале мая у него поднялась температура, и ему сделали тест на коронавирус, и только 16 мая, по словам дочери, пришел результат — положительный. В этот же день тест сделали и маме — контакту первого уровня. Еще до 16 мая у Зои Аркадьевны несколько дней была повышенная температура, но, по словам дочери, она не соглашалась обращаться к медикам. 18 мая родные все-таки ее уговорили и вызвали скорую, бригада забрала женщину в больницу.

— Ее положили в инфекционное отделение, — отмечает дочь Елена. По ее словам, какой результат теста у мамы им не сообщали, более того, говорит, что об этом напрямую не сказали и маме. — Мама сама спрашивала у медиков, ей ответили: неужели она надеется на хороший результат? Но конкретно не сказали ничего.

24 мая, говорит дочь, у Зои Аркадьевны начались боли в спине.

— У нее болел позвоночник, боль отдавала в ноги, она не могла встать и ходить. Обезболивающее помогало кратковременно. Семь лет назад у мамы нашли грыжи, и спина болела и раньше. Мы просили, чтобы ей сделали снимки, но рентген-аппарат находился в другом здании, а мама не могла уже ходить. После нескольких наших звонков ее все-таки отвезли на снимки. Рентген грудной клетки патологий не показал, и 29 мая ее из инфекционного отделения перевели в терапевтическое. Я просила медиков перевести маму в другой город, потому что ей не становилось лучше, но врачи не видели в этом смысла, так как по снимку легкие были чистые, считалось, что пневмонии нет, а боли в позвоночнике ей уже лечили в терапевтическом отделении.

Елена говорит, что семья просила дать маме направление на МРТ позвоночника, но в этом отказали.

— Понимая, что все плохо, я пыталась записать маму в Боровляны к неврологу, на МРТ в Бобруйск, но везде нужно было направление, которое нам никто не давал. 6 июня ее выписали и сказали 14 дней посидеть на самоизоляции, а потом обратиться по поводу МРТ. Но мы ее забрали и в этот же день повезли в Минск на МРТ и консультацию невролога в частный центр «Томография», туда не нужно было направление от врача. Когда там врач посмотрела снимки и осмотрела маму, сказала, что она не амбулаторный пациент и ее надо срочно госпитализировать. Прямо в частный медцентр вызвали скорую, чтобы попробовать положить маму в Минскую областную больницу в Боровлянах, так как Старые Дороги — это Минская область и по территориальному принципу мы относимся к ним. Скорая приехала, но так как у нас не было направления на госпитализацию, нас не забрали. И мы поехали в больницу сами. В приемном отделении нас приняли, осмотрели и тоже решили срочно госпитализировать. Но на всякий случай еще пришел терапевт, послушал легкие и отправил маму на КТ грудной клетки. И вот там у нее и обнаружилась двусторонняя пневмония, в итоге ее положили в областной тубдиспансер.

7 июня дочь созванивалась с мамой: ее лечили от пневмонии, уже подключили к кислородной поддержке, но у нее по-прежнему все болело.

— А в понедельник, 8 июня, с утра она со мной еще более-менее разговаривала, а в 14.20 нам сказали, что мама умерла.

В свидетельстве о смерти Зои Аркадьевны Колесниковой указано, что она умерла от коронавируса. В графе о причине смерти стоит код — B97.2.

8 июня родные Зои Аркадьевны забрали из Стародорожской больницы мамин эпикриз, так они и узнали, что у нее, оказывается, все-таки был коронавирус. Дочь Елена говорит, что даже при выписке из больницы им никто не говорил, что у мамы был COVID-19.

В эпикризе указано, что основной диагноз, с которым женщина лежала в больнице, — среднетяжелая внегоспитальная нижнедолевая пневмония справа. Также там указано, что она контакт 1-го уровня и есть риск COVID-19, что 4 июня ей сделали экспресс-тест на антитела и он показал наличие и иммуноглобулинов М (они говорят о наличии заболевания), и иммуноглобулинов G (они говорят об иммунитете после выздоровления от коронавируса).

Судя по эпикризу, Зое Аркадьевне в больнице в Старых Дорогах трижды делали рентгенографию грудной клетки: при госпитализации 18 мая снимок был без видимой патологии, 21 мая была правосторонняя нижнедолевая сегментарная пневмония, а уже 29 мая — снова без видимой патологии.

Среди сопутствующих заболеваний в эпикризе в числе прочего указаны радикулопатия, артериальная гипертензия и сахарный диабет 2 типа.

— Я не понимаю, как ее в таком состоянии могли выписать? Ее выписали домой — и все. Ей не давали никуда направлений, никуда не отправили, ни КТ не сделали — ничего.

В окончательном свидетельстве о смерти указано, что основная причина смерти COVID-19, но у женщины также были двусторонняя пневмония, синдром респираторного расстройства и синдром Гийена-Барре. По данным ВОЗ, последний синдром характеризуется тем, что иммунная система человека поражает часть периферической нервной системы. Могут быть затронуты нервы, контролирующие движения мышц или передающие болевые, температурные и осязательные ощущения. Это может приводить к мышечной слабости и потере чувствительности в ногах или руках.

— 12-го июня мы позвонили на горячую линию Минздрава и объяснили, что у мамы был COVID-19, мы с ней общались, но никто у нас не брал никаких анализов на коронавирус. Буквально в течение часа мне перезвонили из Стародорожской больницы и сказали, что когда маму выписали и мы с ней общались, она уже была незаразная, поэтому тесты у нас брать не будут, — говорит Елена.

Семья направила жалобу в Минздрав, а также обратились в Генпрокуратуру.

— Когда я впервые услышала про такую болезнь, как коронавирус, я не могла подумать, что она придет в нашу семью. 10 июня я похоронила самого дорогого, любимого мне человека — маму. Я осталась без мамы в 30 лет. И я понимаю, что коронавирусная инфекция не щадит, но почему ее в таком состоянии выписали домой на самоизоляцию в 14 дней? Я понимаю, что маму не вернуть, но такого халатного отношения не должно быть со стороны врачей, особенно в сложившейся ситуации, и такие тяжелые больные не должны искать помощи и биться о двери областных учреждений в поисках смерти, — написала Елена в своем письме в редакцию портала.

В Стародорожской центральной районной больнице от комментариев отказались.

“Своя швея”: Реклама
m_0f7926fd04978cce74bed346b3ea2a01
Пошив и ремонт всех типов одежды; Шторы, постельное белье; Шубы, дубленки, кожа, мех, замш; Пошив тематических костюмов для утренников, карнавалов, праздников; Пошив одежды и аксессуаров для собак.
2-51-20 - 8-029-105-35-95
УНП: 691978816
Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий