Опухоль нашли, но к онкологу не попасть из-за пандемии. История одной белорусской пациентки

Опухоль у Юлии обнаружил парень — как она говорит, практически спас. Это было в начале марта. И вот уже больше двух месяцев девушка пытается добиться даже не ответов, а хотя бы возможности задать вопросы, пишет Спутник.

Что-то, в том числе и то, что оперировать опухоль в любом случае надо, удалось прояснить за деньги в частном медцентре, но где, когда и как оперировать, она понять не может. В поликлинике на плановой прием онколога не попасть, специалист из-за коронавируса таких пациентов временно не принимает. Получить платную консультацию в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Александрова тоже невозможно — прием платных пациентов приостановлен, «звоните в июне».

О том, каково это найти у себя опухоль в разгар коронавируса и на какую консультативную помощь можно рассчитывать, Наталья рассказала с оглядкой на свой опыт.

Подумала «ай, ничего серьезного»

Юлии 32, девять лет назад ей поставили диагноз мастопатия. С тех пор она ежегодно консультируется по поводу груди, делает УЗИ. Так вот года назад УЗИ груди было «чистым», никаких сомнительных уплотнений не было.

 

«Уплотнение в начале марта заметил мой парень. Спросил: „А что это у тебя такое?!“. Cмотрю — уплотнение над грудью, и опухоль уже заметная — такая как бугорок. А я не обращала внимание. Пошла к гинекологу, думала „ай, ничего серьезного, мало ли что это“. А врач прощупала, вижу, она так поднапряглась, говорит: „ну у вас тут что-то есть, какое-то уплотнение непонятной природы“. Тут же в этот же день отправила на УЗИ. Там врач смотрит и говорит: „Вас по-хорошему надо пунктировать“, а потом добавляет: „Надеюсь, что все обойдется…“. И тут я уже понимаю, что все серьезно», — рассказывает Юлия.

УЗИ решили переделать. Но в нужный для исследования день талонов к гинекологу не было. Юлия рискнула прийти без талона.

«Прихожу, смотрю — людей нет, никого в очереди, думаю: „О, отлично, меня примут, все будет хорошо“, а доктор, честно говоря, не очень мне обрадовалась, первым делом поинтересовалась, почему я без талона, направления на УЗИ не дала, а вместо этого сказала: „Знаешь, плановый прием к онкологу сейчас из-за коронавируса прекращен. Приходи по талончику, может к тому времени, что изменится“. Но у меня у меня талон на 31 марта, то есть через неделю. Что можете изменится за неделю?!»- рассказывает девушка.

 

Справедливости ради отметим, это был не совсем бесполезный визит. Доктор выписала Юлии направление на анализ крови на окномаркеры.

В РНПЦ не попасть

Из поликлиники тогда ушла на нервах, вспоминает Юлия. Год же назад ничего не было. Попыталась записаться на платный прием к онкологу в РНПЦ онкологии в Боровлянах, но и здесь ничего не вышло. «Платный прием пациентов временно отменен, звоните в июне», — и сейчас говорят по телефону для «платников».

«Платников они не берут. Туда не попасть. И тогда я подумала, надо хотя бы в частный центр идти — надо начинать хоть что-то начать делать, а дальше будет видно», — признается Юлия. В частном медцентре ей сделали и УЗИ, и пункцию. Результаты пришли довольно быстро. Они немного обнадежили: опухоль была доброкачественная.

«Но тогда же доктор мне сказала: я бы вам все-таки советовала не затягивать, это нужно вырезать. Потому что это образование непонятной природы. В частном центре операции не делают и направления не дают, поэтому доктор посоветовала мне пойти к онкологу в поликлинику и рассказала, какие надо собрать документы и какие сделать анализы», — рассказывает Юлия.

Но в Минске к онкологу не попасть. Тогда Юля позвонила в онкодиспансер в Бобруйск, она родом оттуда. Там на тот момент платно еще принимали. Записалась, и начала собирать анализы.

 

«Снова пришла к своему гинекологу, а она мне вдруг предлагает в Минске онколога — из-за того что у меня такая неординарная ситуация. Говорит: „Мы поговорили с главным врачом, и с учетом того, что у вас нестандартная ситуация, онколог вас примет планово“… Но я уже настроилась, что поеду в диспансер в Бобруйск, и отказалась», — рассказала Юлия.

Консультация не состоялась

На ту консультацию девушка так и не попала — простудилась и не рискнула ехать с температурой.

«Во-первых, меня с температурой никто не примет, а во-вторых, это все-таки диспансер, там люди с онкологией, я не хочу заражать их. Я не поехала. Тем более я же знала, что у меня уже есть возможность попасть к онкологу в Минске», — рассказывает Юлия.

 

Но как оказалось, этой возможности у нее уже нет. В поликлинику пришли результаты ее анализа на онкомаркеры, которые показали, что опухоль доброкачественная. И местный онколог снова стал для нее недоступен — потому что «планового приема временно нет».

«Злокачественного образования у меня нет, и гинеколог на основании этого говорит: «Мы посовещались с врачом, у вас доброкачественное образование. Вам можно хоть два года ходить. Ничего страшного не произойдет… Вы же понимаете, ситуация сейчас очень сложная, к онкологу не попасть». В общем меня опять бортанули. У них теперь есть основание, что у меня доброкачественное образование… Сказала — позвоните в мае, я позвонила, а она опять — «нет-нет, даже не думайте! Ходите, и не думайте», — рассказывает Юлия.

Девушка признается, что после того, как узнала результаты анализов немного успокоилась. Но с другой стороны это уплотнение болит, да и выросло оно довольно быстро.

«У моего дедушки было доброкачественное образование на шее, такой жировик. Все показывало, что оно было доброкачественное. Это было в начале нулевых — может, медицина, диагностика, еще не была такой хорошей. Я могу списать на это, но я знаю, что потом его начали лечить химией, и он сгорел за полгода. Я понимаю, что, может, тогда ситуация была одна, сейчас другая, но хотелось бы избавиться и, честно говоря, и забыть об этом», — признается Юлия.

И что делать?

Опухоль надо удалять — рекомендовал онколог в частном центре. Проконсультировать у специалиста в государственной клинике в Минске возможности пока нет — нет ни планового приема, ни даже платного в РНПЦ онкологии.

«Судя по тому, что я читала, такие опухоли надо вырезать, у меня еще детородный возраст. И даже если это доброкачественная фиброаденома, они бывают разных видов. Некоторые могут становится злокачественными», — рассуждает Юлия. Где найти онколога, который направил бы ее на операцию, она не знает. В Бобруйске тоже уже и платно не консультируют… Но в ее случае внезапно «помогла» старая мастопатия — выяснилось, что Юлия стоит на учете в Бобруйском онкодиспансере, а это дает право претендовать на заветный талон.

«Платного приема в Бобруйске нет уже. Но в силу того, что у меня там есть карточка, потому что я раньше обращалась с мастопатией, они меня записали на бесплатный прием без направления к врачу. Я объяснила ситуацию, что живу в Минске, но прописана в Бобруйске, и меня без проблем записали. Поеду с документами. Что будет дальше, не знаю. Надеюсь, онколог меня куда-нибудь отправит», — говорит Юлия. И добавляет, считайте, мне повезло…

Sputnik пытался получить комментарий в Министерстве здравоохранения о том, как в нынешних условиях организовано оказание помощи онкопациентам и пациентам с подозрениями на опухоль, но пока безуспешно. Задать этот вопрос на пресс-конференции также не представляется возможным, журналистов представители Минздрава уже почти месяц не собирают. Лишь в начале мая первый зампред комитета по здравоохранению Мингорисполкома Дмитрий Чередниченко рассказал, что два корпуса Минского онкодиспансера также перепрофилированы под прием пациентов с пневмониями

Агроусадьба “Слуцкий страус” Реклама
3
Кафе. Гостиница. Беседки. Баня. Детская площадка. Живописное место рядом с городом.
8-033-639-12-45 - 8-029-651-23-40
УНП: 690236798
Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.
Капитал Слуцк

Комментарии

Оставить комментарий