«Мама плакала, когда я шел в очаг». Как студенты помогают врачам в Витебске спасать людей от COVID-19

Студенты Витебского государственного медицинского университета сейчас помогают своим опытным коллегам в больницах и поликлиниках города. Через несколько месяцев они получат дипломы и станут врачами. А пока, в период пандемии, — проходят практику, возможно, самую ответственную в жизни. Ведь в Витебске, как известно, уже два месяца — серьезная вспышка коронавируса. TUT.BY пообщался с несколькими добровольцами из ВГМУ, которые работают в очагах инфекции.


Медицинский университет в Витебске

Врачам и медсестрам в Витебске сейчас помогают более 100 студентов ВГМУ. Около 50 из них трудятся в поликлиниках. В середине апреля в областную клиническую больницу трудоустроились 37 старшекурсников. Некоторые ребята работают на станции скорой помощи.

Мы пообщались с тремя студентами-добровольцами. И спросили их, чем конкретно они сейчас заняты? Почему согласились помогать в больницах? Платят ли студентам-медикам за это? Не страшно ли им заразиться коронавирусом? Как они оценивают ситуацию с больными COVID-19 и пневмониями в тех медучреждениях, где сейчас работают? Как отнеслись к решению работать в больнице в период пандемии их родители?

Дмитрий Шустов, студент 6-го курса лечфака: «Университет объявил о возможности помочь — сразу же пришло 20 добровольцев»

Фото: личный архив Дмитрия Шустова
Фото: личный архив Дмитрия Шустова

— Я работаю медсестрой в приемном отделении Витебской городской клинической больницы скорой медицинской помощи. Официально трудоустроен. После 3-го курса каждый студент медуниверситета может подрабатывать медицинской сестрой. Я работаю почти 2 года. У меня 0,75 ставки. В месяц получается 9−10 дежурств по 12 часов. За март я получил 387 рублей. Сколько начислят за апрель, когда нагрузки стало больше, пока не знаю.

Сейчас в связи с пандемией работать стало сложнее. На базе нашей больницы создали второе приемное отделение в терапевтическом корпусе. Оно — исключительно для пациентов с пневмониями. А первое функционирует только для пациентов хирургического и травматологического профилей.

Раньше на смене работали 4 человека. А сейчас нас разделили: двое трудятся в одном приемном отделении, двое — в другом.

Часть пациентов (неврологических и ЛОР) наша больница теперь не принимает. Они поступают в областную клиническую.

Кроме приема пациентов, мы ведем документацию. Ее очень много, и это, безусловно, большой минус. Нужно внести много данных: Ф.И.О., дата рождения, адрес, номер поликлиники по месту жительства, диагноз, номер истории. Вся эта информация дублируется на каждого пациента в более чем 7 журналов. И все это от руки!

Три раза в сутки мы получаем сведения из всех отделений больницы по количеству поступивших, выписавшихся, пациентов старше 65, больных коронавирусом, тех, кто на ИВЛ, и так далее. Следим за соблюдением санэпидрежима.

Фото: личный архив Дмитрия Шустова
Фото: личный архив Дмитрия Шустова

Через несколько месяцев я стану врачом. И мне необходимо знать, что делать в тех или иных ситуациях. Сейчас медикам особенно нелегко работать. Часть персонала уволилась, часть заболела. А работать необходимо 24 на 7. И мы, студенты-старшекурсники, решили помочь. Принудительно никто никого работать не заставляет. Это личное желание каждого. Университет объявил о такой возможности, и уже на следующий день на собрание пришли 20 добровольцев.

ВГМУ хорошо помогает своим студентам. Мы полностью переведены на дистанционное обучение. И если онлайн-занятие пересекается с работой, мы можем присутствовать на нем с другой группой в удобное время в режиме онлайн. Для иногородних выделили специальное общежитие.

Риск заражения медработника есть всегда: коронавирус это или любой другой вирус. Но сейчас есть все условия, чтобы мы могли себя обезопасить. В защитных костюмах работать жарко, но терпимо.

С самого начала я, как и все, переживал: мало ли, что может случиться со мной на работе. Было сложно не переживать, когда новости только о коронавирусе. Но сейчас скажу: ситуация абсолютно стабильная. В нашей больнице предприняты все меры безопасности. Мазки на коронавирус берут у всех поступающих пациентов. Ежедневно часть людей выписываем. Тяжелых пациентов — единицы, и зачастую это связано с сопутствующей патологией.

Никто не говорит, что проблемы с эпидобстановкой нет. Она есть. Но она решается.

К слову, на базе нашего университета разработаны тест-системы, и в скором времени они будут доступны для каждого.

Фото: личный архив Дмитрия Шустова
Фото: личный архив Дмитрия Шустова

Работая медсестрой, я освоил многие практические навыки: снятие ЭКГ, измерение артериального давления, постановка мочевого катетера, перевязки, внутривенные инъекции, уколы, забор крови и т.д.

Научился и общению с пациентами, зачастую они бывают и агрессивными. Раньше у меня были иные представления о работе: есть врач, который хочет помочь, и есть пациенты, которым нужна помощь. Но в реальной жизни все не так просто.

Многие пациенты думают: если они обратились в больницу, то все анализы и обследования медработники проведут за минуту и тут же скажут результат, а внимание уделять будут только им. Так не бывает, к сожалению. Становится грустно, когда объясняешь людям простые истины, а в ответ слышишь упреки, оскорбления и ненормативную лексику. В этом плане медики беззащитны. На мой взгляд, этот вопрос необходимо решать на законодательном уровне.

Сейчас каждая новость в интернете, по телевизору, радио — о коронавирусе. Это вызывает панику у людей. Но необходимо не поддаваться ей и думать самостоятельно. Если есть симптомы, стоит обратиться к врачу. Но обследоваться для профилактики нет смысла: в больнице у здоровых людей возникает опасность контакта с больными.

Моя мама очень переживала за меня и переживает сейчас. Пыталась отговорить меня работать в это время. Объяснил ей, что защищен всеми средствами, измеряю температуру каждый день. Сказал, что выбрал эту профессию, и сейчас, как никогда, врачам необходима помощь. И мама меня поняла.

Андрей Водич, студент 6-го курса лечфака: «Мы выбрали медицину, а это — не про страх»

— Я работаю медсестрой в областной клинической больнице. Меня и других студентов не закрепили за каким-то конкретным отделением. Происходит ротация — нас направляют туда, где в данный момент требуется помощь.

Фото: личный архив Андрея Водича
Фото: личный архив Андрея Водича

Раньше у меня не было опыта работы средним медперсоналом. Поэтому первые дежурства были нелегкими, но рядом были опытные медики и другие студенты, они здорово помогали и подсказывали. Большое спасибо Виктории Алексейковой, моей одногруппнице, мы вместе работали в первую ночь. Мне кажется, без нее я бы не справился.

Много времени занимает постановка капельниц, выполнение внутривенных инъекций. Еще мы раздаем таблетки, берем анализы, измеряем температуру. И ведем огромное количество документации. Смена длится 12 часов.

Я согласился помогать врачам, потому что получаю медицинское образование. Через 3 месяца я — врач-интерн. И смысл сдавать назад? Мы выбрали медицину, а это — не про страх. Да, риск заражения никто не отменял, но если бы все врачи боялись, кто бы тогда оказывал медицинскую помощь населению? Кто бы ездил на вызовы, принимал тяжелых больных? Я думаю, сейчас нет времени для страха, медикам надо просто выполнять свою работу.

Мы надежно защищены. Нам помогли волонтеры группы помощи медикам BYCOVID19.
Ребята из Минска прислали защитные щитки, очки, респираторы, бахилы, кремы для рук. Огромное им спасибо!

Работа студентов-медиков оплачивается по трудовому договору, который мы заключили с клиникой при трудоустройстве. Пока сумму зарплаты назвать не могу, нам самим очень интересно, сколько получим. Но оплата будет такой же, как и у сотрудников клиники. Это мы узнали.

Пациентов с пневмониями очень много, но давать оценку всей ситуации по больнице, поработав всего в пару отделениях, считаю, некорректно. Все мы видим по статистике в стране, что число больных растет. Белорусы — такие же люди, как и жители других государств, и болеем мы также.

Фото: личный архив Андрея Водича
Фото: личный архив Андрея Водича

Хочется еще раз напомнить нашим людям, чтобы они выполняли банальные правила: мыли руки, соблюдали социальную дистанцию и сокращали количество контактов. Этими простыми вещами вы не только поможете медработникам. Возможно, вы даже сохраните чью-то жизнь!

Сам я родом из Белоозерска Брестской области. Последний раз был дома в конце февраля, тогда ситуация с коронавирусом только начиналась. Когда в Витебске началась волна пневмоний, я сказал родителям: «В ближайшее время дома меня не ждите». Я опасался за их здоровье. Когда нам предложили пойти работать в больницу, я не сразу сказал папе и маме, что согласился. Рассказал уже, когда трудоустроился.

Знаю, что мама плакала, когда я пошел работать в очаг. Но мамы — они все такие: всегда переживают за своих детей. И это нормально. Однако я получаю огромную поддержку от своей семьи. Все родные считают, что я поступил правильно. Огорчает только то, что увижусь с родными, скорее всего, когда окончу университет. Кстати, передаю привет своей семье. Очень по всем вам скучаю!

Студентка 6-го курса лечфака: «На скорой работают фанаты»

Девушка пожелала сохранить анонимность, поэтому не называем ее имя и фамилию.

— Я — медсестра в выездной бригаде Витебской городской станции скорой и неотложной медицинской помощи. Работаю здесь уже не первый год.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Смены у нас длятся по 12 или 24 часа. Студенты очных форм обучения работают на 0,5 ставки: это примерно 8 смен по 12 часов.

Однако изначально студентов берут на работу в качестве младшего медперсонала — санитаром. В его обязанности входит уборка машины (до и после смены, а также во время нее, если скорая была чем-то испачкана (грязь, любые биологические жидкости). Также санитар дополнительно обрабатывает машины и укладки после транспортировки больных с любой пневмоний, не только с коронавирусом. Еще санитар помогает носить аппаратуру, ну и в целом он — «принеси-подай».

Медицинские сестры или фельдшеры выполняют указания и назначения врача: снять ЭКГ, посмотреть содержание сахара в крови, сделать укол, подключить кислород, поставить капельницу, наложить шину и т.д. На фельдшерах — вся ответственность за аппаратуру и препараты в укладке.

Если пациент не передвигается сам, мы всей бригадой его выносим. Грузчиков у нас нет, и никого не волнует, что на вызов приехала бригада из 2−3 хрупких девочек. Увы, окружающие не всегда помогут. Часто отворачиваются и делают вид, что обратились не к ним.

Любая ночная работа — это тяжело, это сбой всех ритмов организма. Сейчас работы много и отдыхать некогда. Выехал, обслужил несколько вызовов, заехал на станцию, сходил в туалет, если повезло — поел. И — опять на линию.

Трудоустроены мы на 0,5 ставки, но работы в реальности больше. Иногда звонит начальник и просит выйти дополнительно. Поэтому иногда и на ставку можно дежурств собрать.

Я не могу сказать, что специально согласилась кому-то где-то помогать, просто так совпало: и работа, и эпидемия. Мне здесь нравится, тут интересно, да и на скорой трудятся только фанаты своей работы.

Боязни заразиться уже нет. Страшно другое: стать переносчиком и принести «это» домой.

Ситуация с коронавирусом в Витебске, мягко говоря, непростая. Людей болеет очень много. Заняты все больницы города — и мы каждый раз не знаем, куда этих пациентов везти. Меняются потоки больных: сейчас мы везем одного человека в одну больницу, через полчаса — другого человека везем в другую, еще прошло полчаса — и третьего в третью.

Фото: Александра Пилипович-Сущиц, TUT.BY
Фото: Александра Пилипович-Сущиц, TUT.BY

Пневмонии легкого течения, контакты 1−2 уровней, людей с бессимптомным течением коронавируса врачи больниц и поликлиник теперь оставляют лечиться дома. И хочется спросить: кто же тогда лежит во всех этих больницах?

У нас просто разрываются телефоны в диспетчерской! Безумное количество звонков с вопросами по коронавирусу: здоровые люди спрашивают про симптомы, некоторые с тревогой описывают свои: «А не COVID-19 ли у меня?». Кто-то боится, что коронавирусом заболела его кошка.

Среди населения паника. Некоторые хотят, чтобы мы приехали и просто послушали легкие. Спрашивают: а не берем ли мы мазки на COVID-19? Нет, этим занимаются инфекционные кабинеты больниц и поликлиник. Или такая ситуация: у человека поднялась температура до 37,3 градуса, больше его ничего не беспокоит, но ему «надо срочно заказать машинку». Человек не понимает, что у нас много серьезных вызовов (ДТП, инфаркты, инсульты, эпилепсии, травмы, комы и многое другое).

Родители просили меня уйти сейчас с работы. Но я осталась. Сейчас они уже немного успокоились, но все равно, как и любые родители, переживают.

Источник 

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.
Капитал Слуцк

Комментарии

Оставить комментарий