«Хорошо, что волосы на месте, кучеряшки мои». Как случчанка борется с раком и не собирается ехать на лечение за границу

Жительница Слуцка Елена три года борется с раком. Девушка лечится в Беларуси и не собирается ехать для этого за границу. В интервью SlutskGorod она рассказала, как узнала о страшном диагнозе, почему не ищет зарубежные клиники и что происходит в её жизни сейчас.

В день, когда журналист связалась с Леной, девушка находилась на очередном курсе химиотерапии в Минске. На предложение поговорить по телефону, та с радостью согласилась.  Разговор получился эмоциональным и душевным, не смотря на то, что девушка в этот момент чувствовала себя не совсем хорошо.

 О том, что у меня рак я даже не подозревала

Елене Кракасевич  28 лет, она живёт в Слуцке вместе с 10-летним сыном, мужем Дмитрием и его мамой в родительском доме супруга. Сама девушка уроженка Копыльского района.

Ещё в 2016 году Лена работала в магазине «Строймаркет» контролёр-кассиром. Когда она проходила медкомиссию, девушке поставили страшный диагноз – онкологию.

– О том, что у меня рак я даже не подозревала, ведь меня практически ничего не беспокоило. Была какая-то усталость, сонливость, незначительные выделения по-женски и слабые боли в низу живота. Но я не думала, что всё настолько серьёзно. А тут гинеколог говорит, что у меня рак шейки матки III-стадии. Помню, лежу на кресле, а она говорит… – в трубке зависло молчание и послышались всхлипы. Девушка плакала. – У вас онкология…

Снова тишина, всхлипы. Лена пытается сдерживать эмоции во время разговора, но ей это слабо даётся. Произнесённые сквозь слёзы слова, практически не понять. Наконец, собравшись с силами, девушка продолжила.

– Это был конец 2016 года. Тогда мне казалось, что мир перевернулся…  Домой пришла, паниковала, плакала сильно. Помню, в тот день я сразу потеряла два килограмма на нервной почве. Сразу стала искать в интернете информацию об этой болезни, выживают ли люди вообще. Муж за это ругался, говорил мне: «Что ты в этом интернете лазишь? Давай спи». И вот, муж спит, а я в подушку плачу.

Болезнь скрывала ото всех. Знали только самые близкие

Практически сразу Елене выписали направление в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова, и 3 января 2017 года она приехала в центр. Здесь диагноз снова подтвердился, поэтому девушку определили в стационар и назначили курс терапии.

О том, что у неё онкология, решила никому не рассказывать. Долгих 4 месяца Лена скрывала свой диагноз от коллег, друзей и родственников. Знали только самые близкие. Для сына такое известие стало потрясением, не смотря на юный возраст мальчика.

-На работе узнали, только через некоторое время, когда мне открыли II группу инвалидности.  Поддержка от коллег тогда была колоссальная, все подбадривали, говорили, чтобы я не опускала руки и боролась, что всё будет хорошо. Первое время я даже на корпоративы с ними ходила. Но потом стала хуже себя чувствовать, появились проблемы с левой ногой, и я отказалась от таких развлечений, – говорит собеседница.

Лена на химиотерапии. Фото от 04.02.2020 г.

Заграница мне не поможет

Основную опухоль удалось убить сразу, как и метастазы в правом лимфоузле. Но в левом они всё ещё были. В ноябре прошлого года врачи сказали – опухоль снова растёт, поэтому назначили новый, более сильный курс химиотерапии, который для девушки оказался тяжёлым. С начала 2017 по конец 2019 года Елена перенесла 13 химий.

– После обычной химии сильно крутило ноги, но не тошнило. У меня даже аппетит был, и я поправилась немного. А сейчас у меня 4-ёхдневный курс, но он жёсткий: постоянна тошнота, рвота, я похудела немножко. Ничего, наверстаем – хоть килограмм, да наберу. Хорошо, что волосы на месте, кучеряшки мои, – усмехается Лена.

Лечение девушка проходит бесплатно, но рассматривать клиники за рубежом не собирается. Говорит, что опухоль, которая у неё осталась, не операбельна. А химиотерапию и поддерживающее лечение там будут делать точно такое, только за большие деньги.

-Я консультировалась здесь с профессором Косенко Ириной Александровной ещё в 2017 году. Она тогда сказала, что заграница мне не поможет. Ведь всё, что мне нужно, делают здесь, только бесплатно. А там бизнес, деньги. Даже если мне сделают за границей операцию, никто не даст гарантию и не скажет смогу я жить дальше или нет. Поэтому осталась я в Беларуси. Здесь тоже неплохо,  лечение нормальное, и отношение врачей очень хорошее.

Елена с мужем Дмитрием

Половина пенсии в 240 рублей уходит на препараты

Сейчас Лена чувствует себя неплохо, несмотря на побочные эффекты от химиотерапии.  Говорит, что всё у неё хорошо, ни на что не жалуется. На вопрос о доходах и расходах смущённо ответила, что половина её пенсии в 240 рублей уходит на препараты. И тут же добавила: «Муж в строительной компании работает, зарплата 600-700 рублей, нам пока хватает”.

Про свою семью Лена говорит с особым трепетом. О свекрови отзывается тепло, говорит, что ей досталась золотая женщина. Сквозь слёзы рассказывает, как за ней ухаживает сын, с какой любовью он приносит ей еду в постель и старается накормить свою ослабленную после лечения маму.

-После курса химии мне очень тяжело, силы будто вытекают из меня. Бывает, лежу весь день и ничего не могу делать. А свекровь уже рядом, поддерживает, помогает во всём и не даёт впадать в депрессию. Муж старается каждую свободную минуточку побыть рядом, он у меня очень хороший. Мама моя приезжает из Копыльского района, сестра с дочкой. Они у меня молодцы это такая эмоциональная поддержка, не передать словами, – слышно, как улыбается в трубку Лена.

Ольга Кононвич
Slutsk-Gorod.by

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.
Капитал Слуцк

Комментарии

Оставить комментарий