Фельдшеру из деревни Покрашево 89 лет и на пенсию он пока не собирается

У Сергея Ивановича Шкляревского в следующем году весьма солидный юбилей – 90 лет. Из них 67 он работает заведующим фельдшерско-акушерским пунктом в деревне Покрашево Слуцкого района. Не одно поколение сельчан считает его своим любимым доктором и, почувствовав недомогание, обращается только к нему.

Июльским утром 1950-го в деревню Покрашево прибыл молодой моряк – в тельняшке, бескозырке, с чемоданом в руках. Сельчане гадали: чей-то сын вернулся со службы или жених приехал к невесте? А морячок прошел по главной улице и свернул к местному фельдшерско-акушерскому пункту. И вот уже 7 десятков лет ходит этой дорогой на службу. Кстати, название улице – Вишневая – придумал сам Сергей Иванович, когда был депутатом сельсовета.

– Во дворе нашего ФАПа столько вишен растет! Весной тут белым-бело, а летом зреют крупные красные ягоды, – поясняет он.

В неприметном снаружи здании фельдшерско-акушерского пункта разместились комната здорового ребенка, акушерский кабинет, помещение для физиопроцедур и даже маленькая аптека.

– Раньше помещение делили с сельсоветом. У нас была всего одна комната, смотровая. В уголке – занавеска. В таких условиях акушерка проводила осмотр женщин. А потом мне удалось добиться, чтобы здание полностью отдали ФАПу. Так появились детский, терапевтический, стоматологический кабинеты.

Череда случайностей и закономерностей

Сергей Шкляревский – отличник здравоохранения, почетный гражданин Минской области и Слуцкого района, имеет звание Героя Социалистического Труда и два ордена Ленина. В молодые годы даже не думал о медицине – планировал стать автослесарем или механиком.

– Я родился в деревне Серяги в семье колхозников. Родители всегда много работали, учиться им было некогда. Бабушка у меня была малограмотная, младшая сестра в детстве и вовсе в школу не ходила.

Шкляревские жили одной дружной семьей: мать, отец, Сергей, две его сестры, а также брат отца и бабушка.

Ему было 13 лет, когда началась война. Отца мобилизовали, но на фронт он не попал: к городу подступали немцы.

– Папа собирал нужную информацию для партизан, передавал медикаменты. Но по доносу предателя его и еще пять человек арестовали осенью 1942 года. Повели их в Слуцк, а мама помчалась следом: думала упросить полицаев, чтоб его освободили…

Не вышло. Отца вскоре расстреляли, маму избили и бросили у стен тюрьмы. Сергей на лошади привез ее домой. Она так и не поправилась, умерла. Трое детей остались с бабушкой. Всю работу по хозяйству взял на себя Сережа. Учился пахать, сеять, молотить зерно.

– В 44-м году к нам приехал еще один папин брат. Он был военным разведчиком, жил в Ленинграде. Дядя решил устроить меня в суворовское училище. Так я стал ленинградцем, – смеется Сергей Иванович.

Но дядю вскоре направили в Западную Белоруссию бороться с преступностью. Парень остался один в незнакомом городе.

– О суворовском училище тут и речь уже не шла. Нужно было искать работу, чтобы получить продовольственную карточку. Помог товарищ дяди, предложил на выбор работу слесаря, токаря, электрика. Я выбрал профессию, которая «лучше звучала», – слесаря.

Сергей устроился учеником в электротехнические мастерские Октябрьской железной дороги, год проработал слесарем. К тому времени вернулся дядя. И опять собрался в командировку. На этот раз – в Воронеж. Возможно, парень продолжал бы изучать слесарное дело, но на проводах товарища засиделся допоздна, а утром проспал. Опоздал на работу всего на полчаса. Уволили. Пришлось следовать за дядей в Воронеж. Но того отправили в Китай. А Сергей, получив печальную новость (умерла старшая сестра), решил вернуться домой.

На Слутчине Сергей Шкляревский закончил седьмой класс в сельской школе и готовился подавать документы в Гомельский железнодорожный техникум. Но пока получал аттестат, опоздал на экзамены в техникуме. Узнал, что несколько знакомых собираются весной поступать в Бобруйскую фельдшерско-акушерскую школу. Туда же за компанию направился и Сергей.

– После первого курса хотел бросить, – признается Сергей Иванович. – А потом втянулся, даже стал отличником.

Перед госэкзаменами узнал, что дом, где жили бабушка и младшая сестра, сгорел. Родственников приютили знакомые. Хотел все бросить и вернуться, но бабушка строго-настрого приказала закончить учебу. После получения диплома его призвали в армию, на Балтийский флот.

Вернувшись в родные Серяги, Шкляревский занялся строительством нового дома. Однажды ехал на велосипеде в соседнюю деревню за стройматериалами и встретил однокурсницу. Та и подсказала: фельдшерско-акушерский пункт в Покрашево остался без заведующего. Спустя несколько дней его кандидатуру утвердили. Правда, мало кто верил, что молодой парень задержится надолго. Думали, сбежит, подобно предшественникам, которых за несколько лет сменилось трое.

Сергей Иванович всех удивил (в том числе и себя самого): 67 лет на одном рабочем месте. Абсолютный рекорд!

Борьба с инфекциями

Работы было много. Молодой фельдшер обслуживал 6 деревень, почти 3 тысячи человек.

– Сейчас жалуются на очереди в поликлиниках. Не видели они, что в пятидесятых творилось у нас на ФАПе, – смеется Сергей Иванович. – У меня такого понятия, как продолжительность рабочего дня, в помине не было: не покидал свой пост, пока люди шли.

– Как вы успевали личную жизнь устраивать с таким графиком работы? – интересуюсь.

– Какая тут личная жизнь! – вздыхает фельдшер. – Бывало, пойдешь в кино, только на экране появятся первые кадры, как на ухо уже шепчут: «Иванович, там больного привезли…» И ты опять приступаешь к своим обязанностям.

Порой за сутки приходилось несколько десятков домов посетить:

– Антибиотиков не было, лекарств тоже не хватало. Из транспорта – гужевая повозка. Пока довезешь на ней человека в город, растрясешь и сделаешь только хуже. Так что иногда приходилось спасать жизнь и проводить операции, которые я, медик без высшего образования, не имел права делать…

Фельдшер вспоминает один из таких случаев: тяжелые роды, во время которых женщина могла погибнуть. Ребенок родился, но плацента не отделялась. Везти в городскую больницу бессмысленно, роженица умерла бы от потери крови. Как здесь действовать, Сергей Шкляревский теоретически знал: облил руки йодом, ногтями отделил плаценту (нужных инструментов не было под рукой). Всю ночь просидел у кровати пациентки, а к утру ей стало лучше. Не рискни фельдшер тогда, дети остались бы сиротами.

– Если ты не готов рискнуть ради спасения человека – значит не выйдет из тебя врача. Я рисковал. И потому в деревне столько моих «крестников» бегает. Некоторых даже Сережами назвали, в мою честь…

Нашу беседу прерывает посетитель. Почтальон Светлана Новик привела на прием сына. Осмотрев пациента, Сергей Шкляревский достает из аптечного шкафа нужные лекарства:

– Не беспокойтесь, пусть пропьет таблетки, соблюдает диету, а потом ко мне на осмотр, – говорит доктор и, обращаясь ко мне, продолжает: – Сейчас проще: выписал таблетки, дал рекомендации – и все. А раньше антибиотиков не было, дети умирали от дифтерии, кори, скарлатины. Сейчас мы и не помним про эти инфекции. Вот бы такие медикаменты в то время, когда я был пацаном, тогда бы и сестру от смерти спасли, и маму выходили…

Когда в СССР приняли решение о поголовной вакцинации, многие доктора относились к такому методу борьбы с инфекциями скептически. Что уж говорить о простых людях!

– Я понимал: вакцинация действительно может избавить людей от страшных болезней. У меня на участке было 850 детей. Приходилось уговаривать не только малышей, но и родителей. Доставал ребят из-под печек, из-под лавок вытягивал, но привил всех. Через 10 лет мы уже не знали, что такое дифтерия или тиф. За это мне тогда и присвоили звание Героя Социалистического Труда.

«Наши люди в городскую поликлинику не ездят!»

Сергей Иванович на пенсию пока не собирается. Говорит, что без работы не сможет.

Конечно, сейчас зона обслуживания значительно меньше, чем полвека назад. На участке у Сергея Шкляревского около двухсот сельчан. Каждого пациента он знает в лицо, помнит их истории болезней.

– В день сейчас принимаю человек по 10–15, еще хожу по домам – по вызову к больным или на плановый осмотр. Такого, чтоб просто просидеть целый день и не принять ни одного больного, не бывает. Могу сказать, что наши люди в городскую поликлинику не ездят. Зачем, если все услуги можно на месте получить. Разве кто-то в городе будет у постели больного по несколько часов сидеть? Или звонить пациенту, чтобы узнать, как самочувствие? Так что уровень медицины у нас выше, чем в городе, – шутит Сергей Иванович.

Интересуюсь, почему заслуженный медик так и остался работать в селе. Неужели не звали в город?

– Звали. Только мое место здесь. Мог бы пойти в городскую больницу. Вероятно, стало бы легче, был бы меньше поток людей… Да разве я достиг бы там того, что имею? У меня нужная работа, благодарные пациенты, я каждый день живу со смыслом. А что еще человеку для счастья надо? – пожимает плечами фельдшер. – Единственное, о чем в жизни жалею, что не получил высшего образования. Раньше об этом некогда было думать, а сейчас вот задумываюсь. Хотя в университет мне, наверное, уже поздно. Да я и так знаю немало! Все-таки сказывается огромный опыт. К тому же есть желание делать свою работу все лучше и лучше!

Екатерина СУРМА, mlyn.by
Фото автора
Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск