Поиски потерявшегося в Беловежской Пуще мальчика пока не принесли результата, и обрастают всё новыми слухами — как мы искали Максима ночью

Бабушка слышала плач в лесу, на болоте обнаружили чьи-то следы, экстрасенсы видят, что ребёнок жив, но ему трудно передвигаться. Почему поиски 11-летнего школьника не дают результатов и есть ли вообще шансы на спасение? Поиски мальчика обрастают новыми мистическими слухами, которые не удается подтвердить. Журналист «ВГ» отправился на ночные поиски пропавшего Максима Мархалюка и увидел деятельность поисковых отрядов изнутри.

Мальчик укрылся в старом доме

Уже четыре дня вся страна следит за поисками 11-летнего Максима, заблудившегося в Беловежской пуще в субботу, 16 сентября. Беда сельской семьи консолидировала всё белорусское общество — пожалуй, в истории суверенной страны это первый случай, когда люди бросают все свои дела и мчатся добровольцами в лес, а те, кто не может, молятся за Максима. В интернете даже создали петицию, чтобы обязать СМИ сделать главной новостью про пропавших людей.

За дни поисков судьба мальчика обросла слухами и даже легендами. Их люди пересказывают в группах поисковиков. Спасатели проверяют все, даже самые бредовые идеи. Бабушка из соседней деревни пошла за грибами и услышала плач. Другая женщина-ведунья сказала, что ребенок хочет пить, он жив, но ему болят ноги. Экстрасенс из-за рубежа, с которым связались люди через интернет, сказал, что мальчика найдут в ночь со вторника на среду. Утром в среду появилась еще одна версия от болгарской ясновидящей, что мальчик нашел пристанище в старом доме под крышей, рядом дорога, много собак и другие животные. Недалеко есть большая лужа с водой, Максим напуган и ему болит рука.

Нет штаба, единства, а сельсовет закрыт

Дневные поиски во вторник, в которых принимали участие милиция, лесники и добровольцы, не принесли результата. Но поисково-спасательные отряды не сдаются и приглашают добровольцев на ночные поиски. В группе поисково-спасательного отряда «ЦентрСпас» пишем, что выезжаем из Гродно и готовы взять с собой еще двух человек. Не проходит и пяти минут, как ехать на поиски с нами хочет девушка и очень просить подождать, пока она заберёт детей с тренировки. Договариваемся забрать её на Ольшанке. 30-летняя Жанна мама двоих детей. На вопрос, зачем она едет на ночь в лес кратко отвечает: «Моему сыну 9 лет». Всё становится понятно.

Дорога в 110 километров до Нового Двора занимает почти два часа. Участие в поисках для нас первое, но, несмотря на нашу неопытность, уверены, что пригодимся. В пути представляем, что сейчас приедем в сельсовет, где будет штаб поисков и чётко организованная работа, что нас за несколько минут распределят по группам и отправят на поиски. Но картина выглядит иначе…

Нет ни штаба, ни помещения, ни освещения. Нет единого руководителя, к которому бы стекалась информация от милиции, МЧС, лесхоза, школьников и добровольцев. Ощущение, что все, кто ищет Максима, работают отдельно и не пытаются ни с кем взаимодействовать. Сельсовет закрыт на замок, а люди стоят группами на парковке. Здесь много людей, одетых в камуфляж. Добровольцам, в среднем, на вид около 30. Мужчины курят сигареты одну за одной, пьют энергетик и молчат. Молчат и девушки. К сельсовету подъезжают автомобили, оттуда выходят уставшие люди и виновато разводят руками — ничего.

Другие добровольцы спорят с командирами поисковых отрядов и рвутся в лес. Туда же предлагают пойти местные жители, некоторые уже выпившие. Разговор проходит на высоких тонах. Мужчины не стеснятся присутствия девушек и громко ругаются  — эти дни поисков сильно измотали людей, а нервы просто на пределе. Мы переодеваемся и говорим о готовности помочь.

Источник фото: vk.com/angel_search

— Ребята, давайте подождём нашу группу с болота и тогда решим, —успокаивает всех Кристина. Днём появилась информация, что возле болота обнаружены следы. Поисковики рванули к месту с тепловизором, но ничего не нашли. Затем на своем оборудованном для поисков микроавтобусе ребята из отряда «Ангел» просвечивали лес сильными прожекторами и пытались обозначить себя шумом в надежде, что ребёнок увидит свет или услышит звук и пойдет на него.

Постучите в любую хату — вас примут на ночлег

Мы нетерпеливо ждём, но вот бус заезжает к сельсовету и из машины вываливаются измученные люди. Кажется, они не спят уже несколько ночей, и всё это время проводят на ногах. Но поиски снова ничего не принесли. Командир Сергей Ковган вышел к добровольцам и сказал, что все слухи и зацепки не оправдались. Командир признаётся, что для поисков не хватает координаторов, которые бы могли направлять людей.

— Ночью в лесу вам нечего делать, вы просто заблудитесь, а утром нам придётся искать уже вас, — объясняет Сергей. — Кто остается на ночь и продолжит поиски утром пусть идёт отдыхать. Спите в машинах или постучитесь в любую хату, вас примут на ночлег. Те, кому завтра на работу и готовы работать сейчас, получат задания. 

Нам дают фрагменты карты района, называют деревни и просят проверять все заброшенные здания, стога соломы, словом все те места, где на ночь мог укрыться мальчик.

Дальний свет машины выхватывает грунтовую дорогу, по которой перебегают полевые мыши и лисицы. Лес становится всё гуще. Ночь хоть и звёздная, но темная, и, как назло, нет луны.

Ребёнка нашли, но снова потеряли?

Первая деревня Шубичи не выглядит заброшенной: в домах горит свет, на улице фонари, которые видны издалека. Проходим по деревне и ничего не находим. Едем дальше в деревню Большая Колоная, глушим мотор и гасим фары. Дома погружаются во тьму. Нет ни ветра, ни шороха, только вдалеке, где-то в лесу очень страшно кричит лось. Нам становится жутко, представляем, каково ему, Максиму там, в лесу, где вокруг только дикие звери…

Фонарик света выхватывает заброшенный дом. Стены сгнили и крыша упала на землю — неплохое место для ночёвки! Пролазим внутрь, видим солому, но больше никого нет. Да и зачем мальчику прятаться, если он  вышел к деревне. Тут в любой дом постучи — сразу помогут, ведь вся страна напряжённо следит за поисками и ждёт новостей.

Так же безрезультатно проходят наши ночные поиски в Стасютичах и Залесной. Нет мальчика и вдоль ручья, вытекающего из Беловежской пущи: мы предположили, что ребёнок должен держаться воды, это его шанс на спасение…

Звоним на номер «Ангела» 7733, докладываем об итогах и едем в Гродно. На пути домой появляется информация о том, что ребёнок найден. Набираем номер телефона, женщина говорит, что в школе сказали, что ребёнок вышел к какой-то деревне в 21.40. Эта новость вселяет надежду до утра, но в среду ни милиция, ни поисковики не обнаружили Максима. Кажется, за эти четыре дня вся деревня сошла с ума от горя.

Поиски Максима продолжаются. В группах поисковых отрядов о намерениях приехать снова пишут добровольцы. Водители на машинах говорят про свободные места и призывают присоединиться. Ощущение, что эти поиски никогда не закончатся… За Максима молятся и верят, что найдут его живым.

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск