Эволюция общественных взглядов и действий Эдварда Войниловича

Эдвард Войнилович – один из самых богатых землевладельцев не только в Минской губернии, но и во всей Беларуси. Его взрослая жизнь и активная деятельность совпали по времени с бурлящими общественно-политическими процессами, происходившими на евро-азиатских просторах в первые десятилетия XX века. Они охватывали и белорусские земли, различные социальные слои их обитателей – от имущественно-состоятельных до бедноты.

С молодых лет Э. Войнилович формировался как общественный деятель. Уже в 30 летнем возрасте входил в Минское общество сельского хозяйства, а вскоре стал не только заместителем его председателя, но и председателем. Показательно, что для него уже тогда являлась близкой общественная деятельность. Он придавал ей непосредственное внимание будучи председателем общества благотворительности Слуцкого уезда.

Эти и другие интересы Э. Войниловича в белорусском крае позволили ему заниматься всё более ответственными делами. Во время революционных событий в Российской империи в начале XX в. он был избран в 1906 г. от землевладельцев Минской губернии в Государственный совет – верховный орган, существовавший с 1810 года и имел, однако, лишь совещательные функции в верховной системе власти при императоре. В нём он возглавлял так называемое «Колесо Польского Королевства, Литвы и Руси».

Это было время, когда на территории Беларуси, как и в других местах Российской империи, разворачивалась на волне первой Российской буржуазной революции аграрная реформа, инициатором и руководителем которой являлся председатель Совета Министров П.А. Столыпин. Его предыдущая деятельность непосредственно была связана с тогдашней Беларусью, где он сначала являлся уездным, а затем губернским маршалком Каунасского дворянства, а потом был назначен Гродненским губернатором. В результате, он определённым образом знал Беларусь, особенно крупных землевладельцев и среди них, конечно, Эдварда Войниловича.

Их служебные контакты уже на общероссийском государственном уровне были естественным явлением. Особенно это относилось ко времени, когда П.А. Столыпин занимался формированием состава Совета Министров и предложил Э. Войниловичу для начала должность заместителя (вице-) министра сельского хозяйства Российской империи. В этой связи отметим, что Э. Войнилович не только не спешил занять эту высокую ступень в верховной государственной иерархии, а даже занял отрицательную позицию, руководствуясь тем, что он «не является человеком карьеры, а человеком принципов» [1].

При этом в своих «Воспоминаниях» он дал, в частности, характеристику гражданской позиции и организаторско-деловым качествам нового председателя Совета Министров на фоне других представителей верховной власти. Так, в этой связи замечено: «Естественно, первое место в этом ряду отводится министру внутренних дел, который быстро стал премьером, Петру Аркадьевичу Столыпину. Безусловно, это была необычная личность, которая строго идёт по пути своих чётко определённых убеждений, не обращая внимания на условия, в которых ей приходилось этот путь прокладывать, и без колебаний отклонять все препятствия на своём пути. Он поднял растоптанную на улице власть и вдохнул в неё жизнь, а бюрократическую систему, наверное, в последний раз использовал в качестве двигателя в государственной работе. Имел смелость посягнуть на общинность российской деревни, а в проведении колонизации (хутора) и объединения крестьянских земель видел решение основных аграрных проблем. Если бы не его любимый и постоянно повторяемый принцип «сначала порядок, а затем реформы», то, возможно, он достиг бы своей цели, и не было бы такого трагического конца» [2].

Эта и другие характеристики как П.А. Столыпина, так и других высших деятелей Российской империи, привлекают внимание и в наше время. Они определяют не только гражданскую позицию их автора, но дают возможность более выпукло и объёмно представить положение в высших эшелонах правления Российской империи на заключительном этапе её существования.

Примечательно, что нередко подавались не только положительные черты того или иного высшего государственного деятеля, но и достаточно критически говорилось о спорных, даже отрицательных сторонах его взглядов и действий. Так, относительно графа Витте, который возглавлял некоторое время Совет Министров, отмечено, что «он был одним из могущественнейших государственных деятелей тогдашней России», «обычно говорил без подготовки, но всегда по существу» и т. д. В то же время подчёркивалось: «Не дай Господи, чтобы Витте ещё понадобился России» [3].

Примерно с такими же подходами он характеризовал «когда-то всемогущего министра внутренних дел П. Дурново, который определялся исключительно здравым смыслом и постоянством убеждений, был непреклонным в осуждении всякого парламентаризма и менее националистически настроенным в отличие от многих псевдолиберальных членов Государственного Совета» [4].

Как видно из приведённого высказывания, которое содержится в «Воспоминаниях», их автор нередко объединял даже в одном предложении характеристику того или иного лица и своё отношение к различным общественным явлениям в государственной жизни. Выражение «осуждение всякого парламентаризма» характеризует не только П. Дурново, но и автора «Воспоминаний», его не совсем благоприятные отношения к этому направлению в государственном строительстве в Российской империи. Такое определение относится к середине 10-х гг. XX в., когда началась деятельность выбранной на волне революционного движения Государственной думы.

Таким образом, характеристики Э. Войниловича российских государственных деятелей высшего ранга определяются доброжелательностью. Такие сочувственные отношения ко всему, о чём он пишет, ощущаются во всём. Они пронизывают его гражданскую позицию, направленную не только на определённых лиц, но и политические партии или отдельные группировки. В частности, замечено, что «правые больше всех имели в своих рядах государственных деятелей, которые были сильны своими служебными традициями и практикой. И во многих случаях нашей группе было бы с ними идти рядом, если бы не принципиальные разногласия, с которыми мы никогда не могли согласиться, а именно отрицание начала в государстве конституционной эпохи» [5].

Такая его мягкая реформаторская позиция надлежащим образом оценивалась высшими государственными деятелями Российской империи. В частности, предлагая ему должность вице-министра сельского хозяйства, П.А. Столыпин, возможно, исходил из положительного отношения Э. Войниловича к проводимой земельной реформе и соответствующего знания им положение дел в сельском хозяйстве не только в Беларуси, но и всём Западном крае. Отказ от этой должности свидетельствовал о реальном подходе к сделанному предложению и о его гражданской позиции. В ней в корректной и даже осторожной форме иногда проявлялись положительные отношения к необходимости совершенствования и даже реформирования государственного строя Российской империи.

Этим в основном заканчивался первый период его жизни, государственной и общественной деятельности, который совпал с теми социально-экономическими и общественно-политическими процессами, которые проходили на просторах Российской самодержавной страны и, соответственно, Беларуси. Он характеризовался не только надлежащей, тщательной работой на белорусской земле, но и представлением её интересов на общегосударственном, имперском уровне.

Осторожные реформаторские подходы Э. Войниловича проявлялись и в участии в работе земских органов, которые появились на территории Беларуси с большим опозданием, по сравнению с центральными регионами России. Так, после введения самоуправления в Минской губернии в 1911 году, он стал депутатом губернской земской управы от католической курии Слуцкого уезда.

В общественной деятельности Э. Войниловича заметную роль выполняла юридическая практика в местах его постоянного проживания. Достаточно отметить, что в течение 35 лет он был почётным судьёй Слуцкого уезда. Такой срок свидетельствовал о его взвешенных подходах к решению соответствующих дел. При этом важную роль играла его осведомлённость по многим направлениям жизни и деятельности населения на территориях, принадлежавших ему, а также в соседних местах.

С богатым жизненным опытом, большим авторитетом во властных структурах и среди местного населения Э. Войнилович встретил бурные события 1917 г. в Российской империи. Падение монархии определённым образом меняло не только давние традиции общественной жизни, но и другие сферы деятельности. Непродолжительное правление Временного правительства особо не затронуло их устои, чего нельзя сказать о советско-большевистской власти. Исходя из принципа до основания разрушить прежнюю жизнь и построить новую, она, используя срочно введённую политику военного коммунизма, стремилась уничтожить тысячелетние традиции, чтобы ввести свои законы, основанные на новых подходах и своём видении будущего.

Характерно, что в этих сложных условиях Э. Войнилович остался с Беларусью, со своим народом, с его трудностями и надеждами на лучшую жизнь. Его гражданская позиция определялась стремлением включиться в изменения, которые происходили на национальной основе. Известно, что в своё время он принимал участие в материальной поддержке газеты «Наша нива» [6]. В 1917 г. Э. Войнилович работал в земских организациях вместе с деятелями белорусского движения – А. Смоличем, Р. Скирмунтом и др. В результате им были поддержаны меры по созданию Белорусской Народной Республики. Он участвовал в заседаниях её Совета, в то же время осторожно относился к объявлению полной независимости Беларуси. В 1918 г., во время немецкой оккупации части белорусских земель, от имени местных землевладельцев он выступил с планом восстановления Великого Княжества Литовского.

Вместе с этим, для него было характерно и то, что он выступал организатором определённых общественных мер с представителями своей имущественной среды, создал «Союз помещиков Минской губернии». В апреле 1919 г. участвовал в его преобразовании в «Союз помещиков Литвы и Беларуси в Варшаве».

Общественные взгляды и плодотворная деятельность Э. Войниловича затрагивали и более широкие подходы к организации жизни на белорусских территориях. В мае 1919 г. вместе с другими он создал в Варшаве «Белорусско-польское общество для политического и культурного сотрудничества в Беларуси». Такая его деятельность свидетельствовала об активной гражданской позиции, естественно, исходя из своих взглядов и подходов.

В тогдашних сложных условиях, которые характеризовались большой нестабильностью в общественно-политической и социальной жизни, когда большевистская власть все более жёстко внедряла своё правление, а в Беларуси к тому же немецкая оккупация части земель сменилась оккупацией польской, Э. Войнилович выступал с позиций независимости Беларуси, но в союзе с Польшей. В то же время в связи с Рижским мирным соглашением, он был против разделения Беларуси между Польшей и советской Россией.

В этих обстоятельствах чрезвычайно показательно, что в его доме в Слуцке 14–15 ноября 1920 г. проходил Белорусский съезд Случчины, который положил начало Слуцкому восстанию против большевистской власти в Беларуси. В этом съезде, как утверждается в соответствующих документах и исследованиях, принимали участие 132 делегата: 107 – от города Слуцка, включая воинских чинов и представителей интеллигенции, и 25 – от волостей [7].

Предоставление своего дома для такой общественно-политической акции, как Белорусский съезд Случчины, – чрезвычайно показательный факт в биографии Э. Войниловича, который свидетельствовал о том, что он постепенно переходил на позицию государственного самоопределения Беларуси, но с определённой ориентацией на Польшу и критическим отношением к революционным событиям в России. Такая эволюция свидетельствовала о его подходах к тогдашним жизненным отношениям, а также событиям, которые происходили в общественно-политической жизни.

Э. Войнилович – высокообразованный человек с большим административным опытом в государственных и житейских делах. Его общественные взгляды и действия определялись доброжелательным отношением к людям, участием в благотворительных акциях, постепенным стремлением к созданию обстоятельств, в которых белорусский народ имел бы возможности для успешного развития. Это благородно и примечательно для человека из высшего социального окружения. Его менталитет был созвучен с лучшими традициями жителей белорусской земли.

 

Михаил КОСТЮК,
академик, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института истории НАН Беларуси

Перевод – Владимир ХВОРОВ

 

1. Войнилович Э. Воспоминания: пер. с польск. Минск, 2007. С. 165.

2. Войнилович Э. Воспоминания: пер. с польск. Минск, 2007. С. 160.

3. Войнилович Э. Воспоминания: пер. с польск. Минск, 2007. С. 172.

4. Войнилович Э. Воспоминания: пер. с польск. Минск, 2007. С. 171.

5. Войнилович Э. Воспоминания: пер. с польск. Минск, 2007. С. 156.

6. Унучак А. Да пытання пра ўдзел Эдварда Вайніловіча ў фінансаванні беларускага нацыянальнага руху ў пачатку XX ст. // Беларусь, Нясвіжскі край і Эдвард Вайніловіч: матэрыялы навук.-практ. канф., г. Нясвіж, 26 жн. 2016 г. / Інстытут гісторыі НАН Беларусі; рэдкал.: А.А. Каваленя (гал. рэд.) [і інш.] Мінск: Медычонт, 2016. С. 62.

7. Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т. 5. Беларусь у 1917–1945 гг. / А. Вабішчэвіч [і інш.]; рэдкал. М. Касцюк (гал. рэдактар) і інш. Мінск, 2006. С. 87.

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск