Случчина на страницах газеты «Наша Нива» начала XX в.

Слуцкий край является одним из наиболее представленных на страницах газеты «Наша Нива», которая выходила в начале XX в. Именно на Случчине находилось большинство корреспондентов газеты, которые регулярно посылали свои сообщения в «первую белорусский газету с рисунками».

Первая корреспонденция датируется январём 1907 г., когда в Слуцком районе, проходили выборы в Государственную думу Российской империи [1]. А конкретнее, 21 января 1907 г. в Слуцком уезде проходили выборы уполномоченных по выборам в Думу. Корреспондента «Нашей Нивы» очень впечатлило намерение определённых сил (из контекста видно, что это были российские черносотенцы) не допустить в Думу евреев. Газета писала, что в белорусских местечках живёт очень много евреев имеющих право на представительство в Думе, а также, что в прошлой Думе еврейские депутаты отстаивали интересы всего населения края, а те, кто противостоял им, «люди в блестящих пуговицах», кричали евреям «Убирайтесь в Америку!».

Позиция «Нашей Нивы» по этому вопросу была очень чёткой. Редакция констатировала, что главная опасность для края заключается не в депутатах-евреях, которые возможно будут представлять Слуцк в российском парламенте, а в тех, кто кричит евреям «Убирайтесь в Америку». Описывая упомянутую ситуацию, «Наша Нива» стремилась показать, что в Беларуси не было и нет антисемитизма и что такие идеи, как изгнание евреев, принесены извне, и белорусы их не поддерживают.

Отметим, что на выборах уполномоченных в Слуцком уезде случилось определённая сенсация. «Наша Нива», ссылаясь на виленскую польскоязычную газету «Kurjer Litewski», писала, что «В Слуцком уезде в избиратели провели одного социал-демократа и 5 из белорусской социалистической громады» [2]. Дело в том, что Белорусская социалистическая громада была нелегальной партией, а потому то, что уполномоченные были именно от БСГ, редакция газеты могла узнать только из внутренних, местных источников информации. Во-вторых, успех БСГ на Случчине показал, что именно этот регион был одним из самых, если так можно сказать, патриотических регионов тогдашней Беларуси. И, в-третьих, Случчина – это малая родина Эдварда Войниловича, который до 1907 г. уже успел очень многое сделать для поднятия экономики края и оживления его общественной жизни. Можно предположить, что Э. Войнилович, хотя и не был сторонником БСГ, но и не противостоял ей, а может быть даже косвенно поддерживал.

С оживлением общественно-политической жизни в Слуцке во времена революции 1905–1907 гг., усилились полицейские репрессии. Об этом свидетельствует следующая корреспонденция «Нашей Нивы»: «Под Слуцком полиция арестовала четырёх учителей Молодеченской учительской семинарии – за что, неизвестно. Говорят, что у одного нашли несколько книжек, которые полиция не очень любит, а трёх забрали просто «по подозрению». Что сделают с парнями, трудно сказать; пока что держат их в тюрьме» [3]. Здесь, правда, непонятно, кого арестовала полиция под Слуцком-то ли учащихся Молодечненской учительской семинарии, то ли преподавателей. Но в любом случае, вероятно, что на Случчине могло готовиться нелегальное учительское собрание наподобие того, какое прошло в Николаевщине на Столбцовщине с участием Якуба Коласа. Но, чтобы выяснить это, нужны дополнительные материалы. Одно понятно, полиция провела превентивный арест учителей, часть которых может быть, приехала на Случчину с Молодечненщины.

Слуцк. Губернская сельскохозяйственная выставка. 1908. Из электронного архива А.ПоповаКонфессиональные вопросы в начале XX в. также стояли на повестке дня. В Слуцке обострилась проблема с перечислением части денег из так называемого коробочного сбора, который платило еврейское население города, на православный собор. «Наша Нива» сообщала, что слуцкие евреи написали в органы власти специальную петицию, в которой выразили протест против такого положения дел, но получили отрицательный ответ [4]. Таким образом, как мог видеть читатель «Нашей Нивы», в Слуцке в начале прошлого века существовала определённая напряжённость в конфессиональном вопросе, но она вытекала не из отношений внутри общества, а была вызвана конфессиональной политикой властей.

С этой темой в определённом смысле было связано и то, что в 1909 г. «В Слуцком уезде Минской губернии закрыли 72 «тайные» школы. Эти школы открывают преимущественно, чтобы учить там, кроме тех наук, что учат в казённых школах, ещё и польский язык. Некоторые помещики имеют желание открыть ремесленные училища. Но более ничего не выходит, так как училищное начальство не допускает, чтобы католики учили детей по-польски. Стоило бы придумать такую программу для этих школ, чтобы были удовлетворены и те, что своих детей туда посылают, и те, что дают на них деньги» [5]. Проблема тайного обучения имела как конфессиональное, так и национальное измерение. Поскольку в начале XX в. в белорусских губерниях было запрещено польско- и белорусскоязычное обучение, то общество решало эти вопросы путём организации нелегальных «тайных» школ. На Случчине местные землевладельцы, как видно, тратили определённые суммы денег, чтобы это дело шло, а с другой стороны потаённое школьничество явно пользовалась поддержкой местного населения, без которой оно просто не смогло бы долго просуществовать. Семьдесят две закрытые за год «тайные» школы – это большая цифра, которая свидетельствует, что политика российских властей в образовательной сфере также не соответствовала интересам коренного населения края.

Наибольшей популярностью Слуцка и окрестностей в начале XX в. была губернская сельскохозяйственная выставка. Корреспонденты «Нашей Нивы» не могли обойти своим вниманием такое масштабное событие [6]. Первая выставка, которая была организована благодаря Эдварду Войниловичу, состоялась в Слуцке в начале сентября 1908 г. Это событие представила своим читателям «первая белорусский газета с рисунками»: «Круче живут люди (в Минской губернии) возле Минска, Слуцка, Новогрудка. Случчина и Новогрудчина считаются наибогатейшими у нас. Земля здесь хорошая, встречается даже чернозём… Выставки большую пользу дают тем, что можно узнать свой край, все его богатство, жизнь его, и как движется экономика края. Вот почему и слуцкие люди надумали сделать выставку. Но наш край дикий, а каждую новую вещь трудно приготовить.

Более всего работали над выставкой Юрий Булгак, Гельмерсен, Протасевич, Трусколяская и много других. На выставке хотели показать хозяйства не только помещиков, но и мужиков. Много мужиков собиралась привести на выставку всё, что ест у них лучшего, но разные черносотенцы отговорили их. Они им говорили, будто это выставка польская, да паны хотят показать, что мужики у нас богаты, и им значит не надо земли… Из мужиков некоторые слушали эту брехню и не хотели выставлять своего скота и других вещей. Но всё это ерунда, ведь известно даже малому ребёнку, что меж мужиков есть богатые и бедные, но бедности больше. Ту зиму, когда не уродилось, то уже на Случчине был голод и нельзя было купить хлеба; выписывали его для мужиков аж из Сибири…

Хутор Бобовня. Наша Ніва (Nasza Niva). 1909. №6-7. С сайта be-tarask.m.wikipedia.orgНа выставке можно было посмотреть на хорошие сорта скота, свиней, лошадей, птиц, семян, фруктов, которые разводят в некоторых имениях. Было там много различных машин и устройств для хозяйства, да таких хитрых, что мужики, которых перебывало на выставке 3200 человек, не знали, чтобы такие были на свете. Им старались объяснить, что к чему и какая польза от машин. Был также кустарный (домашнего ремесла) отдел. Здесь было много разных хороших тканей, сделанных руками деревенских женщин белорусских… Из местечка Тимковичи Эрик Бернадский выставил замки, оковки для окон и паровую машину со своими выдумками».

По итогам сельскохозяйственной выставки в Слуцке, которая прошла в 1908 г., было решено каждый год 1–3 сентября делать в городе ярмарку и во время этой ярмарки давать награды, за «лучший скот и товары». «Наша Нива» писала, что такие ярмарки-выставки следует делать по всей Беларуси [7]. Отметим, что сельское хозяйство на Случчине в это время развивалось быстрыми темпами, создавались сильные хозяйства, люди становились более зажиточными. Этому среди прочего способствовали и те случчане, которые выехали на заработки в США: «Через местный банк за этот год (1909 г. – А.У.) из Америки прислали разные люди своим родным 140 тысяч рублей денег, заработанных в Америке» [8].

Случались в городе и курьёзные случаи. Так, 22 сентября 1909 г. в Слуцк приезжал минский вице-губернатор. Местное начальство хотело сделать парад пожарных. Но городские власти, полагая, что их трудно будет собрать всех вместе, затрубили пожарную тревогу, да так, что напугали жителей города [9]. Горожане решили, что начался настоящий большой пожар. Дело было в том, что пожарные в начале XX в. – это была частная инициатива. Сами горожане создавали пожарные дружины. Поэтому собрать их на парад было не так просто, даже если приезжал вице-губернатор.

В 1909 г. «Наша Нива» целый номер посвятила показательному хутору Бобовня Слуцкого уезда. Публикация начиналась с описания общего положения: «Сейчас все уговаривают мужиков, чтобы они расселялись из деревенских шнуров на хутора. Пишут об этом в книгах и в газетах, об этом же объясняют землеустроительные [10] комиссии на собраниях. Но пока что никто ясно и точно не может показать мужикам, что это за штука хутор. Наш белорус верит больше «показу, чем сказу». Так вот здесь мы и хотим сделать такой показ» [11].

Чтобы представить себе, что такое хутор начала XX в. обратимся к упомянутой нашенивской публикации. Газета писала, что землевладелец Зигмунд Трускаляский ещё в 1905 г. недалеко от своего поместья Бобовня Слуцкого уезда выделил 4 десятины «опустошённой земли», которая много лет перед этим находилась в аренде. На выделенной земле было построено большое «глинобитное» здание, содержавшее в себе дом, кухню, амбар и сарай. Отдельно было построено гумно, а также выкопан колодец и посажен сад. Все это вместе взятое стоило 264 руб. Хутор не имел ни своего пастбища, ни выгона, ни луга (только 4 десятины пахотной земли). Этот хутор З. Трускаляский передал в аренду местному жителю Иосифу Титку, который должен был оплачивать только 6 руб. страховки в год. Было и ещё одно условие, которое выставил хозяин арендатору, а именно – вести хозяйство согласно правилам, разработанным З. Трускаляским [12].

Далее газета дала подробное описание, что и когда сеял и убирал И. Титка, утверждая, что непременно надо было сеять люпин, поскольку он хорошо восстанавливает урожайность почвы. Согласно «Нашей Ниве», то обстоятельство, что поле, которое было вокруг усадьбы, примерно в 2 раза уменьшало время, которое затрачивалось на те самые работы при «шнуровом» хозяйстве (шнуровое хозяйство – мелкополосье, мелкая внутринадельная чрезполосица. – В.Х.). Урожайность на хуторе Бобовня также была значительно выше, чем в окрестных деревнях. Так, ржи в 1908 г. И. Титка посеял 11 пудов на десятину, а собрал – 72, в то время, как в деревнях урожай с десятины составлял примерно 40–45 пудов ржи. Вместе с этим, сам З. Трускаляский в своём имении собирал с десятины от 95 до 115 пудов ржи. Нашенивской автор писал, что и на хуторе Бобовня, когда И. Титка будет правильно вести хозяйство, скоро будет возможно получить подобный урожай. За год с хутора арендатор имел 74 руб. 66 коп. чистого дохода, что при самой высокой арендной плате за 4 десятины, которая могла составлять 42 руб., все равно оставляло возможность иметь «живые» деньги и даже делать определённые, хотя и небольшие сбережения. А при меньшей арендной плате хозяйничать на хуторе было ещё выгоднее [13].

Здесь следует заметить, что показательный хутор Бобовня принадлежал на правах частной собственности местному землевладельцу. Во-вторых, он был создан ещё до официального начала Столыпинской реформы. В-третьих, Слуцкий уезд принадлежал к зоне ответственности Минского общества сельского хозяйства, которым в то время руководил Эдвард Войнилович – активный и убеждённый сторонник проведения аграрной реформы и повышения культуры земледелия.

В «Нашей Ниве» также было сформулировано 15 пунктов в пользу перехода на хутора. Приведём некоторые из них: «Пункт 2. При хуторском хозяйстве вся земля находится в одном куске и ни одна пядь не исчезает под межами. 5. Малоземельные при хуторском хозяйстве могут коня вовсе не держать, а только нанимать его, так как на 4-х десятинах лошадь имеет в год 30–35 дней работы, а другие 330 дней зря ест сено, так что можно говорить одного коня держите на два хутора. 6. При хуторском хозяйстве легче приобретать машины, как это делают чехи, покупающие машину на 10–20 хозяев. 8. При хуторском хозяйстве выгоднее заводить сад и пчёл. 12. Самое главное, что на хуторах можно вести 4-х или 6-и польное хозяйство, что даст дополнительные 40 рублей чистого дохода на каждые 100 рублей заработанные при других формах хозяйствования» [14]. Там же «Наша Нива» писала, что латыши и эстонцы почти сплошь живут на хуторах, что на Западе хутора – это правило, а не исключение. Приводила в пример деревню Пески, расположенную недалеко от Кобрина, хозяева которой почти все переселились на хутора, и вместе с этим содержат общую школу.

В целом «Наша Нива» выступала за сплошной переход на хутора. Как писал редактор-издатель издания А. Власов, нужно показательные хутора, такие как Бобовня, в Беларуси создавать тысячами. Отметим ещё раз, что показательный хутор Бобовня был создан по частной инициативе З. Трускаляского. По мнению А. Власова, государство должно поддерживать такие инициативы, создавать показательные хутора в Беларуси «тысячами», сделать доступным дешёвый кредит. Но прежде всего, нужно было убедить самого крестьянина, что хутор – это выгодно [15].

Таким образом, согласно публикациям в газете «Наша Нива» начала XX в., Случчина была специфическим регионом Беларуси. Это заключалось в том, что сельское хозяйство в Слуцком крае развивалась более успешно, чем в других регионах Беларуси, на Случчине был внедрён белорусский патриотизм, что выразилось в массовой поддержке Белорусской социалистической громады на выборах в II Государственную думу. Подобным образом, можно сделать вывод, что успешное развитие сельского хозяйства и белорусский патриотизм на Случчине были результатами деятельности, в том числе и в значительной степени Э. Войниловича. Именно он, коренной житель региона, делал многое для того, чтобы люди, которые жили в крае, стали жить зажиточно, получили лучшее образование и были общественно активными.

 

Андрей УНУЧЕК,
кандидат исторических наук, заведующий отделом истории Беларуси Нового времени Института истории НАН Беларуси

Оцифровка текста, перевод и подбор иллюстраций – Владимир ХВОРОВ

 

 

1. Слуцк // Наша Ніва. 1907. № 4. 25 студзеня. Факсімільнае выданне. Вып. 1. Мінск, 1992. С. 6.

2. Наша Ніва. 1907. № 5. 2 лютага. Факсімільнае выданне. Вып. 1. Мінск, 1992. С. 4.

3. Ca Слуцка // Наша Ніва. 1907. № 28. 31 жніўня. Факсімільнае выданне. Вып. 1. Мінск, 1992. С. 8.

4. Наша Ніва. 1908. № 11. 22 мая. Факсімільнае выданне. Вып. 1. Мінск, 1992. С. 5.

5. Слуцкі павет // Наша Ніва. 1909. № И. 12(25) сакавіка. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 165.

6. Сельскагаспадарчая выстаўка ў Слуцку // Наша Ніва. 1908. № 19. 11(24) верасня. Факсімільнае выданне. Вып. 1. Мінск, 1992. С. 6–7.

7. Слуцк // Наша Ніва. 1909. № 12. 19(1) сакавіка. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 178.

8. Наша Ніва. 1909. № 51–52.17(31) снежня. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 764.

9. Наша Ніва. 1909. № 41.8(21) кастрычніка. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 595.

10. Так у тэксце. – аўт.

11. Аб гаспадарцы на хутары і на шнурах // Наша Ніва. 1909. № 6–7. 12(25) лютага. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 82. Аб гаспадарцы на хутары і на шнурах // Наша Ніва. 1909. № 6–7. 12(25) лютага. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 93.

12. Аб гаспадарцы на хутары і на шнурах // Наша Ніва. 1909. № 6–7. 12(25) лютага. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 82.

13. Аб гаспадарцы на хутары і на шнурах // Наша Ніва. 1909. № 6–7. 12(25) лютага. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 93.

14. Аб гаспадарцы на хутары і на шнурах // Наша Ніва. 1909. № 6–7. 12(25) лютага. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 97–98.

15. Уласаў А. Аб тым як сесьці на хутар мужыку // Наша Ніва. 1909. № 6–7. 12(25) лютага. Факсімільнае выданне. Вып. 2. Мінск, 1996. С. 101.

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск