Как создавались торговые империи и какое будущее ждёт отечественный ретейл

Пожалуй, только единицы из нас не пытались продать в школе что-либо своим одноклассникам. В ход шло что угодно — от конфет и жвачек до петард. Кто-то, как, например, основатель торговой империи IKEA Ингвар Кампрад, начал свой путь в бизнесе в 5 лет с перепродажи спичек.

Сложно сказать, внесло ли решающий вклад в распад СССР нереализованное стремление обогатиться за счёт торговли — миллионы граждан грезили о своём бизнесе, но создать его вышло лишь у единиц.

Русский человек — это проявление единства и борьбы противоположностей: он может мечтать о своём магазине и презирать торговцев одновременно. Магазин и личный бизнес него — это мечта, грёза, которая крайне редко реализуется.

Спустя десятилетия после распада СССР свой бизнес, по данным соцопроса ВЦИОМ, есть у 3% граждан России, а доля тех, кто не хотел бы открыть своё дело, возросла с 49% в 1991 году до 60% в 2016 году. Но в торговле не бывает ничего среднего. Или пан, или пропал. Или своё дело, или участь наёмного работника: продавцами трудятся 6,8% граждан России, но лишь 2% опрошенных ВЦИОМ россиян хотели бы, чтобы их дети трудились в сфере розничной торговли.

Эпоха челноков, фарцовщиков и мелких коммерсантов ушла в прошлое. Парадоксально, но мелкие предприниматели напоролись на то, за что боролись. Если в советские годы им не давала реализоваться государственная машина, создавшая монополию во внешней торговле, а во внутренней дававшая лишь возможность продать излишки собираемого с огорода урожая, оставив всё остальное вне закона, то теперь мелких торговцев и предпринимателей выкашивает концентрация капитала. Сложно что-то противопоставить гигантам типа «Магнита» или X5 Retail Group, открывающим в год свыше двух тысяч магазинов.

Торговля, скорее в силу инерционности мышления, продолжает быть привлекательной сферой для реализации своих предпринимательских качеств: если в год распада Союза 14% граждан хотели попытать счастья в торговом деле, то в 2016-м таковых было на 10% больше.

В забег за богатством отправились сотни тысяч, до финиша дошли единицы, которые и создали торговые империи. Теперь российская торговля ­— это главный работодатель (фактически каждый пятый гражданин России трудится в сфере торговли), лидирующая отрасль экономики с 17% ВВП и 11% всех налоговых поступлений в бюджет.

Каждый день мы идём, как правило, в один-два магазина, а уходим оттуда без денег, но с товарами. Но что мы знаем о розничной торговле — ретейле? Как работает российский розничный торговый насос, почему масштабам современных торговых империй позавидовали бы акционеры Британской Ост-Индской компании и какое будущее ждёт глобальные торговые империи?

Мировые торговые империи

Деятельность британской Ост-Индской компании по современным меркам обеспечивала несравненно большую прибыль своим акционерам, чем труд 2,3 млн работников американского Walmart. Всё дело в том, что Ост-Индская компания, кроме торговли, занималась полноценным грабежом подвластной территории, что и обеспечивало ей сверхприбыль. Потому деятельность компании была полулегальной, в отличие от современных торговых империй. Они действуют в правовом поле, их владельцы накапливают капитал десятилетиями, прежде чем выбиться в верхние строчки списка богачей Forbes. Но Ост-Индская компания — это, скорее, дистрибьютор или оптовый поставщик товаров, которому было неинтересно выходить на розничный рынок, тогда как современные ретейлеры работают в розничном или мелкооптовом сегменте.

Просто работа на розничном рынке была слишком сложной и затратной: развёртывание торговой сети требовало больших капиталовложений, трат на рабочую силу, а главное, не могло гарантировать быстрой окупаемости. Гораздо выгоднее было ввезти колониальные товары из Индии и продать их в Англии или зарабатывать миллионы фунтов в треугольнике между Англией, экваториальной Африкой и колониями Карибского бассейна.

Чтобы приобрести свой текущий вид, ретейлу пришлось пройти через ряд трансформаций.  И для начала эпохи ретейла были необходимы два недостающих ещё в XVIII веке компонента: высокая покупательная способность городского населения и ряд научно-технических изобретений.

Этими изобретениями стали:

  1. Железные дороги, которые сняли с городов оковы, позволив им расти практически безгранично, а сами города избавили от скотобоен и стад, гонимых по улицам;
  2. Холодильные камеры и паровые суда, сделавшие реальной доставку скоропортящихся продуктов через моря и океаны.

Именно эти два изобретения позволили Британской империи уже к третьей четверти XIX века стать государством, где розничная торговля могла бы перейти из количества в качество. Для этого были все условия: аргентинская говядина могла доплыть до Лондона, не утратив своего товарного вида, американское зерно успешно поглощалось датскими свиньями, чтобы затем стать беконом и вместе с яйцами переплыть Северное море, а молоко, благодаря железным дорогам, не скисало за время транспортировки из пригорода в Лондон. Всё это впоследствии назвали английским завтраком, который попадал в дома с рынков и из небольших бакалейных магазинов.

Но уже к 1870 году англичанин Томас Липтон (основатель чайного бренда Lipton) открыл в Глазго свой первый бакалейный магазин.

Именно Липтон впервые провёл масштабную рекламную кампанию (прокатил по улицам огромную импортную голову сыра, продавал за 15 шиллингов купоны на право приобретения товаров на 1 фунт) и стал фактически одним из первых дискаунтеров (то есть торговал по ценам ниже средних с минимальными накрутками, зарабатывая за счёт оборота). Налаженная система логистики, свои чайные плантации и продуктовые бренды позволили Липтону создать свою торговую империю, разорив множество конкурентов.

Справка: классификация торговых сетей

В зависимости от формата торговли магазины розничных продуктовые сетей подразделяются на:

  • cash & carry (средняя площадь 20 000 кв. м, принцип мелкооптовой торговли, однако часть покупок осуществляется в целях личного потребления) — «Лента», Metro;
  • гипермаркет (площадь более 10 000 кв. м, не менее 35% торгового пространства отведено под торговлю непродовольственными товарами) — «Ашан», «Карусель», «О’кей»;
  • супермаркет (площадь от 3 000 до 10 000 кв. м, более 70% ассортимента составляют продовольственные товары и товары повседневного спроса) — «Перекрёсток»;
  • дискаунтер (экономичный супермаркет) (площадь от 300 до 3 000 кв. м, ассортимент продукции состоит из быстрооборачиваемых товаров с минимальной торговой наценкой) — «Пятёрочка», «Дикси», «Магнит» и др.;
  • магазин «у дома» (небольшая торговая площадь — до 500 кв. м, ассортимент формируется из товаров первой необходимости, в т. ч. непродовольственных; часто имеет круглосуточный режим работы) — «Бристоль», «Магнит» формата «у дома».

К 1880 году во владении Липтона было уже 200 магазинов, а к моменту продажи сети «Home and Colonial Stores» в 1929 году в ней было свыше 3000 магазинов, примерно, как в современной российской торговой сети «Дикси».

Но уже в середине Первой мировой войны формат бакалейных магазинов устарел. На смену ему пришли первые супермаркеты. Главной головной болью владельцев тогдашних торговых сетей были высокие затраты на продавцов, малые площади магазинов, в которых, кроме работников, должны были поместиться и товары, а также низкая скорость обслуживания.

Потому изменение формата торговли было лишь вопросом времени. Задача стояла в радикальном снижении количества продавцов и уплотнении количества товаров на единицу площади. Именно эти принципы и удалось реализовать в 1916 году американцу Кларенсу Сондерсу, который открыл супермаркет и оперативно запатентовал его как своё изобретение.

К тому времени уже было всё готово: холодильники, стеллажи, торговые кассы, турникеты и корзинки с тележками, а также автомобили для перевозки товаров. Сондерс просто собрал всё воедино в рамках своей торговой сети.

Сондерсовская свинка и Микки-Маус Диснея нарисованы явно в одном мультяшном стиле, что облегчило запоминание логотипа супермаркета и сделало его узнаваемым.

Первые супермаркеты так же, как и магазины Липтона, были дискаунтерами и продавали товары по значительным скидкам и с минимальными торговыми надбавками. Появление супермаркетов сделало лишь вопросом времени исчезновение семейных бакалейных магазинов — они могли выживать лишь за счёт жесточайшей самоэксплуатации их же владельцев, но не благодаря скидкам, ассортименту и удобству для покупателей.

Внутри первых супермаркетов Piggly Wiggly в 1918 году. К слову, сеть существует до сих пор и действует в 17 американских штатах.

Лежащая в руинах Европа и разрушенный СССР сделали США родиной ретейла, чему способствовали массовая автомобилизация, переезд граждан в пригороды и вхождение холодильников в жизнь (только в первые четыре года после окончания Второй мировой американцы купили 21 млн автомобилей и 20 млн холодильников).

Жизнь в пригородах и личный автомобиль породили потребность к изменению формата торговли — в 1954 году в американском Детройте открылся первый в мире пешеходный торговый центр — молл, расположенный за пределами города.

Масштабировать супермаркет до масштабов гипермаркета не составило ни труда, ни фантазии — вопрос упирался лишь в деньги, которых у торговых сетей было вполне достаточно. Остальное было исключительно делом времени. В 1960-х американская торговля стремительно «моллизировалась», а супермаркеты росли как грибы после дождя как в США, так и в капиталистической Европе.

Схожие процессы разворачивались и в Европе. Национальные торговые сети возникли во Франции, ФРГ, в Швеции появилась IKEA. Даже на раннем этапе развития ретейла стало понятно, что географическая экспансия торговых сетей неизбежна.

Независимо от формата торговли у ретейлеров есть лишь один способ выжить — постоянно развиваться качественно, непрерывно модернизируя магазины (менять дизайн, вводить новые форматы обслуживания и расширять товарный ассортимент), и расширяться количественно.

Наглядный пример концентрации торгового капитала: если в 2001 году для попадания в рейтинг ретейлеров Deloitte необходима была выручка в 2,4 млрд долларов, то в 2016-м попасть в топ-200 могли лишь сети с минимальным оборотом в 4,7 млрд долларов.

Однако если с географической экспансией в пределах родной страны у сетей проблем не возникало, то продуктовым ретейлерам пересечь океан удавалось крайне редко, а случаев успешного закрепления оказывалось ещё меньше — капиталистическая солидарность в данном случае не работала, и торговый капитал разных стран оказывался врагом друг другу.

Вхождение иностранных торговых сетей — это не всегда вопрос чистой экономики, большую роль играет политика. Walmart, например, трижды пытался закрепиться на российской рынке и трижды не мог найти себе партнёров, не преуспел и французский Carrefour, чего не скажешь о голландской сети Spar или французской Auchan. Зато с Китаем и Индией у Walmart всё срослось, впрочем, в КНР себя вполне вольготно ощущают и иные торговые сети.

В 1955 году американская сеть супермаркетов Sears разместила в местной газете города Колорадо-Спрингс номер телефона Санта-Клауса. Вот только детвора вместо Санты дозванивалась в центр Континентального командования воздушно-космической обороны США. Полковник Гарри Шоуп (позднее получил позывной «полковник Санта») дал своим подчинённым указание не разочаровывать детей, а сообщать им «текущее положение» Санта-Клауса. Так из акции Sears, ошибки газетчиков и доброты военных родилась ежегодная программа NORAD Tracks Santa.

В 1962-м в Арканзасе Сэм Уолтон открывает свой первый магазин Walmart, в 1970–80-х в США и Западной Европе под напором супермаркетов массово закрываются рынки, а уже к 2015 году империя Walmart действует в 27 странах мира, где на неё трудятся 2,3 млн человек.

Первым делом супермаркеты истребили семейные бакалейные магазины, на втором этапе погибли рынки, как продуктовые, так и вещевые, — покупки на рынках перестали быть престижными. Брендовые магазины переместились в моллы, которые создавались как места отдыха и храмы потребления. Вскоре торговые сети освоили формат «магазин у дома», где стали теснить сетевые бакалейные магазины. В итоге сети супермаркетов и торгово-развлекательные центры стали конкурировать между собой.

Торжество ретейла и продуктовое изобилие не гарантируют доступность продуктов питания. В США с 1939 года действует Американская программа льготной покупки продуктов, а в 2016 году 44,2 млн американцев пользовались продуктовыми карточками, которые в 1990-х приобрели форму пластиковых карт. В России правовую базу для продуктовых карт заново начали формировать в 2017 году, а завершить планируют в 2019 году.

США оказались раем для торговых сетей, масштабы деятельности которых превосходят всё то, чего удалось достичь европейскому торговому капиталу, ведь ему развиваться границы не мешали. Например, ближайшие европейские конкуренты Walmart, немецкий Schwarz и французский Carrefour, в 5,5 и 6 раз соответственно меньше Walmart по объёмам выручки. Американский аналог IKEA — сеть The Home Depot является крупнейшей в мире сетью по продаже инструментов для ремонта и стройматериалов.

И подобная картина не только в продовольственной рознице, но и в торговле лекарствами — там выросли точно такие торговые гиганты. Фактически вся американская торговля, равно как производство продуктов питания, контролируется олигополиями.

Розничные торговые империи
№* Компания Страна Операционный формат Кол-во магазинов Выручка от ретейла 2017 году
1 Wal-Mart Stores, Inc. США Гипермаркет, суперцентр, супермаркет 11718 по всему миру 500 млрд долл.
2 Costco Wholesale Corporation США Магазин-склад 741 склад 129 млрд долл.
3 The Kroger Co. США Супермаркет 3825 122,6 млрд долл.
4 Schwarz Group Германия Дискаунтер ~10000 90,2 млрд евро
5 Walgreens Boots Alliance, Inc. США Аптека/Фармакология 8053 118,2 млрд долл.
6 Amazon.com, Inc. США Интернет-торговля 3 117,8 млрд долл.
7 The Home Depot, Inc. США Товары для дома 2274 в США, Канаде и Мексике 100,9 долл.
8 Aldi Group Германия Дискаунтер ~10000 в 20 странах ~53 млрд евро
9 Carrefour S.A. Франция Гипермаркет, суперцентр, супермаркет 12300 по всему миру 78,9 млрд евро
10 CVS Health Corporation США Аптека/Фармакология 6900 в 41 штате США 184,7 млрд долл.
11 Tesco PLC Англия Гипермаркет, суперцентр, супермаркет 6553 в 11 странах мира 55,9 млрд фунтов
12 Aeon Co., Ltd. Япония Гипермаркет, суперцентр, супермаркет Крупнейший ретейлер в Азии ~70,8 млрд долл.
13 Target Corporation США Дискаунтер 1828 71.8 млрд долл.
14 Ahold Delhaize Голландия Супермаркет 6500 в 11 странах 62,3 млрд евро
15 Lowe’s Companies, Inc. США Товары для дома 1857 в США, Канаде и Мексике 65 млрд долл.
16 Metro Ag Германия Кэш&Кэрри/Магазин-склад 2200 ТЦ в 31 стране мира ~60 млрд евро
17 Albertsons Companies, Inc. США Супермаркет 2328 59,6 млрд долл.
18 Auchan Holding SA (formerly Groupe Auchan SA) Франция Гипермаркет, суперцентр, супермаркет 3051 62.4 млрд евро
19 Edeka Group Германия Супермаркет ~4100 56 млрд евро
20 Seven & i Holdings Co., Ltd. Япония Магазины при АЗС 35000 53 млрд долл.
27 The IKEA Group (INGKA Holding B.V.) Голландия Товары для дома 411 59,2 млрд евро
57 ПАО «Магнит» Россия Дискаунтер 16625 19,05 млрд долл.
62 X5 Retail Group N.V. Россия Дискаунтер 12121 21,5 млрд долл.**
202 ПАО «Дикси-Групп» Россия Супермаркет 2704 4,7 млрд долл.
207 Группа «Лента» Россия Гипермаркет, супермаркет 240 5,1 млрд долл.

*Номер в рейтинге отчёта компании Deloitte Global Powers of Retailing 2018.

** Российские ретейлеры указывают выручку в рублях, для удобства сравнения она была пересчитана в доллары по курсу 60 рублей за 1 доллар США.

К слову, российские торговые сети на фоне даже европейских, не говоря уже об американских, выглядят карликами, но в рейтинги крупнейших ретейлеров мира попадают регулярно.

Отечественный торговый капитал

Торговый капитал в СССР неизбежно оказывался в позиции догоняющего и заимствующего, на что были вполне объективные причины.

Во-первых, США не пострадали в ходе Второй мировой войны, поэтому в то время, когда в Детройте открывался первый торговый центр, перед советской властью стояла проблема жёсткого товарного дефицита как в республиках Средней Азии, так и европейских регионах.

Во-вторых, задачей советской торговой сети, развивающейся под контролем государства, было обеспечение потребностей населения в рамках плановой экономики, а не концентрация капитала и получение максимальной прибыли ради прибыли.

В СССР приоритетной задачей было развитие промышленного, а не торгового капитала, которому уделялось остаточное внимание.

В-третьих, советская промышленность не могла обеспечить гражданам никаких продуктовых излишеств, не говоря уже о тотальной автомобилизации, ставшей одной из причин возникновения торгово-развлекательных центров.

В то же время советская торговля проходила во многом схожие этапы развития:

  • В 1950–60-х внедрялись прогрессивные формы торговли ­— продовольственные магазины самообслуживания, магазины-автоматы, магазины с отделами самообслуживания, налаживалась торговля фасованными товарами;
  • В эпоху позднего социализма предпринимались попытки создания чего-то наподобие рекламного рынка, однако задачей было не столько обеспечение роста продаж определённых товаров, сколько информирование граждан о полезных потребительских свойствах продуктов и формирование общественно полезных социальных или пищевых привычек. Рекламный рынок в СССР не сформировался из-за планового характера экономики (советская промышленность в рекламе как таковой не нуждалась), чрезвычайно сложной системы согласований рекламы на радио и ТВ (порой требовалось одобрение свыше 8 инстанций и, главное, наличие рекламируемого товара во всех регионах Союза);
  • Советская торговля, как и её капиталистический конкурент, служила связующим звеном между потребителем и производителем продукции. Продавцы собирали информацию о пользующихся спросом товарах, а также копили и анализировали жалобы потребителей, в том числе и на торговые организации. Требование предоставить книгу жалоб и предложений до сих пор используется как аргумент в споре с продавцом;
  • Обкатывались технологии маркетинга, многие из которых заимствовались у капиталистических стран.

Однако главной проблемой советской торговли стало не её техническое или моральное отставание от капиталистических стран-конкурентов, а слабость промышленной базы, неспособность производств обеспечить население ширпотребом, следствием чего стал дефицит, выливавшийся в торговлю товарами из-под полы, что сделало возможным появление фарцовщиков, а также привело к преклонению перед иностранными товарами, принявшему форму массовых психозов.

Справка: целлофановые пакеты

В 1908 году швейцарец Жак Эдвин Бранденберг, пытаясь создать не пачкающуюся скатерть, изобрёл целлофан, который спустя 5 лет начал производить во Франции. В 1913 году технологию производства целлофана выкупила компания DuPont. Так в торговле началась эпоха целлофановых пакетов. Полиэтилен изобрели ещё раньше — примерно в конце XIX века, а в 1933 году его довели до ума англичане и сразу стали использовать при производстве радаров и телефонных кабелей. В торговлю полиэтилен пробрался лишь в 1957 году и уже не Англии, а в США.

Слева — прозрачный, хрустящий и биоразлагаемый (изготавливается из целлюлозы, т. е. древесины) целлофан, а справа — «вечный» продукт крекинг-процесса полиэтилен.

В СССР эпоха целлофана началась лишь в конце 1970-х: «авоськи» и обёрточная бумага резко утратили престиж под напором проникавших в Союз полиэтиленовых и целлофановых пакетов — моряки организовали целый бизнес по их ввозу.

Винтажный полиэтиленовый пакет Marlboro (продаётся за 10 фунтов на Ebay) и его советский заменитель с Пугачёвой (стоил около 3 рублей за штуку).

Сотню пакетов «Мальборо» можно было купить за 10 долларов (официальный курс колебался в районе от 60 до 75 копеек за доллар, на чёрном рынке доллар мог стоить в два раза дороже). В порту приписки пакеты продавали оптом уже по 1,5-2 рубля за штуку (то есть сто пакетов превращались в 150-200 рублей при затратах в 65 рублей). Из порта в розницу пакеты уходили уже по 3-5 рублей за штуку (то есть 300-500 рублей при затратах в 200 рублей). Конечному потребителю они обходились в сумму от 7 до 15 рублей (выручка от 700 до 1500 рублей при затратах около 300-500 рублей).

Статусным предметом пакет уже давно перестал быть, но своей экономической роли не утратил. Полиэтиленовые пакеты — самый выгодный товар в супермаркетах: цена их реализации в десятки раз выше себестоимости, а продавцам часто дают премии в зависимости от количества проданных пакетов в размере от 40 до 60% от их цены, и это, пожалуй, главная причина (помимо удобства) такого настойчивого желания продавцов продать нам как можно больше пакетов.

Теперь же пакет — это враг экологов, действующий объект налогообложения в странах Западной Европы, объект запретов в Юго-Восточной Азии. Россия неизбежно пойдёт по пути запрета использования полиэтилена. Закат эпохи полиэтилена и пакетов для пакетиков — вопрос исключительно времени.

В итоге разбалансировка системы государственного планирования в эпоху перестройки, создание кооперативов как инструментов накопления частными лицами капитала привели к реставрации капитализма, уничтожившего советскую систему торговли — торговать стало просто нечем.

Распад СССР и создание национальных республик направили республиканский торговый капитал по одному и тому же капиталистическому торговому пути. Частные торговые сети в крупных российских городах возникли уже к середине 1990-х: в 1994 году в Краснодаре открылся первый магазин «Магнит», год спустя в Москве появился первый «Перекрёсток», а в 1999 году в Санкт-Петербурге открылась первая «Пятёрочка».

Крупные торговые сети России
Компания Страна регистрации и владелец Сеть магазинов и их кол-во Кол-во сотрудников Выручка EBITDA маржа
Продуктовые ритейлеры
X5 Retail «Альфа-Групп» — 47,86%, 14,43% принадлежит основателям «Пятёрочки», 0,06% — директорам X5, казначейские акции — 0,02 %, в свободном обращении — 37,64 %. «Пятёрочка» — 11225«Перекрёсток» — 638

«Карусель» — 93

«Экспресс» — 165

251 тыс. 1,295 трлн руб. 7,4% (2017)
«Магнит» ВТБ — 29,1%, в свободном обращении — 65,2%, Владимир Гордейчук — 2,54%, Сергей Галицкий — 2,72%, 0,44% — иные собственники У дома — 12283Гипермаркеты — 242

Семейный — 210

Косметика — 3890

272 тыс. 1,143 трлн руб. 7,1% (2017)
«Ашан ретейл Россия» Дочерняя компания французского ретейлера Auchan Holding SA. Магазины — продовольственные Ашан и Атак, непродовольственные Leroy Merlin Гипермаркеты — 104Супермаркеты — 187

Магазины у дома — 12

Lillapois — 2

~41 тыс. 389 млрд руб.
«Лента» Группа TPG — 33,97%, ЕБРР — 7,37%, Директора и менеджмент — 1,16%, в свободном обращении — 57,51% Гипермаркеты — 231Супермаркеты — 97 ~40 тыс. 365,2 млрд руб. 10,3% (2016 г.)
«Дикси» Игорь Кесаев — 54,4%, Александр Зарибко, Николай Власенко и Владимир Кацман — 13,1%, в свободном обращении — 32,5 %. «Дикси» — 2534«Виктория» — 130

«Мегамарт» — 40

58 тыс. 282,8 млрд руб. 4% (2017)
«МЕТРО Кэш энд Керри» Дочерняя компания Metro Ag 91 16 тыс. 138 млрд руб. (2016)
«Красное & Белое» Сергей Студенников 5000 12 тыс. (2016) 120 млрд руб. (2016)
«О’кей» NISEMAX Co Lt — 50,93%, GSU Ltd — 29,52%, в свободном обращении — 19,53% ~100 26,4 тыс. (2014 г.) 177,4 млрд руб.
Не продуктовые ритейлеры
«Евросеть» и «Связной» Мегафон ~5 000 салонов связи ~30 тыс. Евросеть — 59,1 млрд руб.Связной — 74,9 млрд руб. (2016 г)
МТС МТС и франчайзинг ~5700 салонов связи
«М.Видео» Группа Сафмар (Михаил Гуцериев) — 57,7%, в свободном обращении – 42,3% «М.Видео» — 424«Эльдорадо» — 415 48 тыс. 230 млрд руб. М. Видео — 5,6%Эльдорадо — 2,2 (2016 г)
DNS Групп Дмитрий Алексеев — 48,73%, Юрий Карпцов — 43,88%, Константин Богданенко — 7,39% ~1300 ~18 тыс. 153 млрд руб.
Leroy Merlin Association familiale Mulliez (владеют сетью Auchan 73
Ikea Дочерняя компания голландской NGKA Holding B.V. 15 99 млрд руб. (2016 г.)

Стоит отметить, что относительно невысокая рентабельность ретейла в целом по стране не свидетельствует о том, что владельцы ретейлеров озабочены сохранением денег россиянами. Рентабельность на уровне 4–7% сродни средней температуре по палате, где Москва, Санкт-Петербург и иные российские города-миллионники европейской части выступают в роли премиальных рынков, а иные регионы являются, скорее, дополнительными рынками, где маржа у компаний значительно ниже.

Потому в городах-миллионниках у ретейлеров выше торговые надбавки, что обеспечивает им большую прибыль. Такие рынки служат локомотивами для сетей. В то же время на данных рынках у компаний выше расходы на аренду торговых площадей и рабочую силу.

Но ценность данных рынков настолько высока, что ретейлеры могут позволить части своих магазинов даже работу в убыток — задачей таких магазинов является не получение прибыли, а скорее создание препятствий для захода конкурентов.

Кроме того, у сетей очень большие затраты на расширение и, вероятно, содержание уже существующей торговой сети, а также большие издержки при торговле продовольственными скоропортящимися товарами (их приходится или возвращать производителю, или же «спасать» иным способом, например, незадолго до истечения срока годности превращать в готовые продукты питания в столовых или городских кафе).

Тем не менее планы у ретейлеров на 2018 год более чем масштабные: сеть «Дикси» намерена открыть 133 магазина, X5 Retail Group — 2,5 тысячи магазинов, а «Магнит» представит новый концепт гипермаркетов и начнёт строительство второго комплекса теплиц по выращиванию парниковых культур в Краснодарском крае, а также собственных садов с инфраструктурой хранения урожая.

Однако у развивающихся отечественных торговых сетей всё же была своя специфика. Если американские и европейские ретейлеры регистрировались в своей юрисдикции, то все отечественные торговые сети, за исключением «Магнита», зарегистрированы в офшорах.

Часто данный факт подают как «непатриотичность» ретейла, однако у решения регистрировать юридические лица в офшорах были свои причины.

Во-первых, так было принято (в рамках первичного накопления капитала), а российская правовая система в 1990–2000-х была крайне неразвитой.

Во-вторых, регистрация в офшорах осложняла рейдерский захват активов, что было особенно актуально во времена бурного развития ретейла.

В-третьих, главная причина регистрации в офшорах, где действует основанная на прецедентах англосаксонская правовая система, — получение кредитных средств.

Отечественные крупные ретейлеры являются публичными компаниями, чьи акции размещены на европейских фондовых биржах. Несмотря на множество стереотипов, ретейл не является высокоприбыльным бизнесом (маржа «Магнита» и X5 Retail из года в год колеблется в районе 7%), потому ретейлеры, чей смысл существования отнюдь не в обеспечении товарных потребностей граждан, а в повышении капитализации и выплате дивидендов акционерам, используют для своего развития не только свои, но и кредитные средства. И получить их на Западе, где лучше развит финансовый капитал, легче и удобнее, чем изыскать в России.

Впрочем, как показывает опыт «Магнита», зарегистрированного в Краснодаре и разместившего акции на Московской фондовой бирже, успешно развивать торговую сеть можно и без регистрации в Нидерландах или на Британских Виргинских островах.

Ещё один стереотип, который часто ставится в вину ретейлерам, — использование офшоров для выведения денег за рубеж и оптимизации налогообложения. Вероятно, изначально торговые сети этим и занимались.

Однако по мере усиления государства и ужесточения регуляторной политики между Россией и офшорами были подписаны договоры об обмене информацией, потому скрываться от налогообложения в офшорах стало сложнее. В 2017 году из «чёрного» списка офшоров исключили и Британские Виргинские острова, где зарегистрирована российская «Лента». Кроме того, налоги торговые сети платят не по месту регистрации, а по месту осуществления хозяйственной деятельности.

Не стоит опасаться и введения санкций против ретейлеров: они не являются стратегическими предприятиями, не влияют на обороноспособность государства, вхождение находящегося под санкциями банка ВТБ в капитал «Магнита» не привело к попаданию ретейлера в санкционные списки. Кроме того, в России активно действуют иностранные ретейлеры и пищевые ТНК, поэтому в случае расширения санкций всегда останется возможность ответить симметрично. Таким образом, вероятность втягивания торговых сетей в санкционные войны крайне низка.

Изобретатели штрих-кода — учёные Норман Вудленд и Боб Сильвер, а также сотрудник компании IBM Джордж Лорер. Штрих-код запатентовали в 1952 году, впервые применили в 1967-м, но стандартом он стал лишь в 1981 году благодаря Пентагону. Представить современную торговлю без штрих-кода практически невозможно.

В последующие годы отечественный ретейл развивался точно так же, как и его американские или европейские конкуренты десятилетиями ранее: заполнял улицы городов магазинами, а затем начал конкурировать сам с собой. К середине 2000-х на российский розничный рынок вышли иностранные торговые сети, которых привлекли перспективы растущей российской розницы и высокая по меркам ЕС и США рентабельность. К примеру, в Польше рентабельность торговых сетей составляет 4%, что соответствует показателю депрессивной торговой сети «Дикси».

Однако захватить розничный рынок у иностранцев не вышло: выручка французского «Ашана» стабильно снижается, равно как и немецкого «Метро». Потому российский как продовольственный, так и непродовольственный ретейл вполне можно считать ­национальным — иностранный капитал не оказывает на него особого влияния. Главная беда отечественной торговли не в иностранном капитале в торговых сетях, а в крайней зависимости от импорта (как продовольственного, так и непродовольственного) и огромном влиянии иностранцев на реальный сектор экономики, особенно пищевую промышленность.

«Нет, теперь мы ничего не придумываем. Раньше мы придумывали и были драйвером падения цены на рынке. Сейчас ценообразование происходит 100-процентно относительно рынка. Если сегодня акция в «Ашане», за рубль продают эту позицию, мы у себя поставили за рубль. В «Ашане» закончилась акция, но есть в «Ленте» теперь за рубль, у нас будет рубль. Завтра нигде акции нет, и эта позиция продаётся по рубль двадцать, значит, у нас будет за рубль двадцать продаваться. Задача — чтобы покупатель не делал круги по магазинам и не искал, где дешевле. Тебе не надо бегать. Ты приди, ты доверься нам. Это основная услуга, которую мы даём нашему покупателю. Мы за него промониторили и дали самое лучшее ценовое предложение сегодняшнего дня на этот продукт».

Основатель сети «Красное & Белое» Сергей Студенников о принципах ценообразования.

Нет принципиальных отличий и у белорусской розницы: она так же, как и российская, движется по пути концентрации капиталов. Однако если в России между собой конкурируют гиганты «Магнит» и Х5, то в Беларуси в силу меньшего количества населения в безусловные лидеры выбилась торговая сеть «Евроопт».

Белорусские ретейлеры
Компания Страна регистрации и владелец Сеть магазинов и их кол-во
Продуктовые ретейлеры
«Евроопт» Сергей Литвин и Владимир Василько (проживают за пределами РБ) Свыше 500 разноформатных магазинов как в городах, так и сёлах Беларуси под вывесками «Eтехно», «Евроопт» и «Бруснiчка». Выручка за 2017 год составила 3,93 млрд бел. рублей (2,04 млн долл.) Средняя рентабельность — 0,8%. 

Кроме того, у Евроопта в приграничных с РБ регионах России открыты 33 магазина.

«Корона» ООО «Табак-инвест» Павла Топузидиса и Виктора Петровича Свыше 42 магазинов
«Алми» ЗАО «Юнифуд»Александра Зарибко (гражданин РФ) Свыше 40
«Рублёвский» RTL Holding Сергея Ткачука, Георгия Рогазинского и Алексея Лойко. 73 магазина формата «у дома». Партнёр «Рублёвского» — структуры Всемирного банка.
«Доброном»* Связывают с «Европтом» ~85 магазинов и свыше 1400 сотрудников
«Гиппо» Глава «БелВиллесдена» Олег Барановский 11 магазинов «Гиппо» в Минске, Могилёве и Гомеле.71 магазинов «Белмаркет» в 16 городах
Mart Inn Акционеры литовской сети Maxima Миндаугас и Гинтарас Марцинкявичюсы 36 магазинов
«Белкоопсоюз» Белорусский республиканский союз потребительских обществ Мультиформатная торговая сеть потребительской кооперации представлена более чем 8,5 тыс. торговых объектов. 2000 магазинов под брендом «Родны кут». Действуют преимущественно в сельской местности.

*Об этом пишет портал TUT.BY и сайт Мой.BY

Впрочем, есть у белорусского ретейла две особенности:

  1. Сохранение коллективных сельскохозяйственных хозяйств и их объединение в агрохолдинги сделало возможным продолжение работы потребительских обществ, объединённых под руководством Белкоопсоюза. Впрочем, торговая сеть Белкоопсоюза в силу ограниченности финансовых и кадровых ресурсов с возложенными на неё обязанностями по модернизации торговых объектов не справилась, что привело к снятию ограничений для экспансии «Евроопта» и «Короны» в сельской местности;
  2. Российский капитал в белорусской торговле не прижился — «Альфа-групп» так и не смогла развить торговую сеть «Белмаркет» и в итоге продала. Российская торговая сеть «Алми» выдающихся успехов в Беларуси не достигла. А вот у «Евроопта» успехи на российском рынке есть — сеть владеет 33 магазинами в приграничных с Беларусью регионах России.

Интересен украинский пример развития торговых сетей: наиболее прочные позиции в украинском продуктовом ретейле у днепропетровской сети АТБ, которая даже в кризис умудряется открывать магазины десятками и уничтожать своих конкурентов за счёт минимальных (по сравнению с другими) торговых надбавок.

«Стоимость открытия одного магазина АТБ более $1,5 млн, если речь идёт о приобретении вместе со строительством. Срок возврата инвестиций может составлять 10-12 лет».

Основатели торговой сети АТБ.

Крупнейшие украинские ретейлеры
Компания Страна регистрации и владелец Бренды Сеть магазинов и их кол-во
Продовольственный ретейл
АТБ Геннадий Буткевич, Виктор Карачун и Евгений Ермаков АТБ 915
Fozzy Group Владимир Костельман, Олег Сотников, Роман Чигирь Fozzy Cash&Carry, Thrash!, Le Silpo, «Сильпо», «Фора» и непродовольственные «Белая ромашка» и Ringoo 565
Volvest Group Виктор Корсак «Наш Край», «Наш Край Экспресс», «Дисконт», Spar (с 2017 года) 259
ОПТТОРГ-15 «Делви» 120
ЭКО Святослав Нечитайло «Эко Маркет», «Симпатик» 115
«Львовхолод» Богдан Козак «Рукавичка», «Пiд боком», «Рукавичка S» 114
«Украинский ритейл» Ринат Ахметов «Брусничка», «Брусниця» 101
ПАККО Владимир Микулич «Вопак», «Пакко» 90
«Фуршет» Игорь Баленко «Фуршет», «Фуршет-гурман» 81
ТД Аванта Сергей Голиков «Колiбрiс», 555, АВС Маркет 77
Непродовольственный ретейл
«Эпицентр К» Александр и Галина Герега «Эпицентр» 45
ELDORADO Виктор Полищук «Эльдорадо» 130
«Фокстрот» Валерий Маковецкий «Фокстрот» 160
Comfy Станислав Ронис Comfy 89
«Алло» Дмитрий Деревицкий, Максим Раскин «Алло» 415
EVA Валерий Киптык и Руслан Шостак «Ева» 610

Впрочем, украинский ретейл служит примером того, как торговые сети могут быть использованы в качестве орудия принуждения непокорных регионов в ходе гражданской войны.

Торговые сети «Брусничка» (принадлежит Ринату Ахметову) и АТБ по требованию киевской власти первыми покинули территории ДНР и ЛНР, после чего были национализированы республиканскими властями, превратившись в «Авоську» и «Первый республиканский супермаркет» соответственно. «Первый республиканский» и вовсе является государственной торговой сетью. Никакого эффекта «демарш» украинских ретейлеров ни на граждан республик, ни на их политическое руководство не оказал.

Из «Бруснички» в «Авоську» и из АТБ в «Первый республиканский» — локальное самоубийство украинских торговых сетей в угоду националистам.

Крым же, в отличие от Донбасса, украинские торговые сети не покинули и после перерегистрации в Краснодарском крае превратились из украинских национальных в российских региональных ретейлеров.

***

Никаких фундаментальных различий между американским/европейским и российским ретейлом нет: сети работают в рамках одних и тех же форматов, придуманных уже к середине 1980-х, делают ставку на получение дохода от оборота. Все отличия лишь в масштабе и уровне достатка населения. Но российский ретейл, в отличие от западного, пока ещё может обеспечить большую рентабельность своим владельцам, чем привлекает как отечественный, так и иностранный торговый капитал. Однако увеличение количества ретейлеров, равно как и рост их сети, не приводят к фундаментальным изменениям на рынке — сети уже конкурируют между собой и планомерно изживают с рынка предпринимателей, не сумевших самоорганизоваться. Например, в Беларуси предприниматели из года в год теряют своих покупателей, но из торговли не уходят.

Экспансия торговых сетей в России и Беларуси, а также на Украине продолжится — торговля является пусть и не высокорентабельным, но достаточно простым, в отличие от производства, бизнесом, потому будет и дальше привлекать капиталы. Кроме того, банки куда охотнее кредитуют ретейлеров, лучше понимая специфику их деятельности, чем промышленность. Уже сейчас в большинстве российских городов превышен норматив торговых площадей: в Вологде, например, торговых площадей в 3,5 раза больше нормы, однако сети не планируют прекращать своё развитие. Никаких мер по сдерживанию экспансии торгового капитала власти ни в Киеве, ни в Москве с Минском предпринимать не будут, однако и рынок не ждут какие-либо потрясения: в каждой из республик сформировались свои сети-гиганты, которые или конкурируют между собой, как в России, или довольствуются своим главенствующим положением.

Наиболее динамичным является российский ретейл, где ярче всего выражена концентрация капиталов и создание торговых олигополий.

Вероятно, рано или поздно российский ретейл либо превратится в Америку в миниатюре (масштабы российской и американской экономики несоизмеримы), либо власти придётся дробить торговые сети или же вводить для них ограничения по примеру мер, предпринимаемых в ЕС, в частности, в Польше, где ретейлерам запретили торговать в воскресенье.

К ретейлерам принято относиться с предубеждением: им ставится в упрёк регистрация в офшорных зонах, уклонение от уплаты налогов и чрезвычайно высокие торговые надбавки. Однако реальность свидетельствует о том, что массовое восприятие ретейла является стереотипным и зачастую оторванным от реальности. В действительности проблемой является слабость реального сектора отечественной экономики, засилье иностранного капитала в пищевой промышленности и жесточайшие условия, которые крупные торговые сети навязывают отечественному производителю, желающему реализовывать свои товары в супермаркетах.

В погоне за несколькими дополнительными процентами рентабельности сети не дают развиваться ни местным производителям (их они, как правило, просто игнорируют, предпочитая взаимодействовать с крупными компаниями), ни их более крупным региональным конкурентам. Главная проблема отечественного ретейла — жадность, а беда чиновников — невнимательность и безразличие к интересам промышленного капитала.

Российский и белорусский ретейл продолжит развиваться в рамках капиталистической логики и будет, пусть и с запозданием, вызванным отличиями в масштабе экономик и уровне благосостояния населения, заимствовать передовые торговые практики:

  1. Осваивать интернет-торговлю, которая потеснит многие сети, но не уничтожит: у офлайн-ретейлеров весьма солидный запас «прочности», а 90% розничных продаж в мире по-прежнему приходится на физические магазины;
  2. Сети супермаркетов будут интегрироваться с фитнес-центрами, а также любыми иными компаниями и структурами, которые смогут гарантировать им увеличение продаж;
  3. Перспективы развития интернета вещей лишь сильнее подтолкнут ретейлеров к выходу в глобальную сеть и созданию механизмов по обслуживанию населения в автоматическом режиме (например, умная бытовая техника сама будет закупать продукты и товары);
  4. Отечественные сети в ближайшие годы перейдут к новому этапу автоматизации, что сделает труд многих тысяч работников (в первую очередь кассиров, курьеров и водителей) невостребованным, превратив их в безработных.

И уж тем более не грозит сетевой торговле вымирание. Гиганты индустрии типа Walmart, вероятно, переживут и США, а опыт Piggly Wiggly показывает, что торговая сеть вполне может существовать сто лет. Так что пространства для реализации в сфере торговли будет становиться с каждым годом всё меньше, и вряд ли процесс концентрации торгового капитала удастся обратить вспять в рамках капиталистической экономики, вернув время частных бакалейных магазинов. Впрочем, отнюдь не факт, что такой эксперимент понравился бы даже самому консервативному потребителю.

Иван Лизан

sonar2050.org

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск