Случчанка о блокаде партизан в 1944-ом: Летят бомбы, а после них листовки – сдавайтесь! Эти дни в ледяных болотах казались вечностью

Валентина Селиванова 9 мая 1945 года встретила 15-летней девочкой, юной, но с несколькими седыми волосами на русой голове. «Это было напоминание о тех днях, которые мы провели в болотах – один на один со смертью», — вспоминает партизанка слуцкого отряда имени Рокоссовского.

«В лес ушли полуодетые и босые»

В партизанский отряд Валентина Селиванова попала в 1942 году, когда ей было всего 12. Но подпольная борьба для девочки началась с первых дней войны. Отец Валентины Филипповны был председателем колхоза в деревне Михейки Слуцкого района. С момента оккупации Слутчины его дом превратился в штаб для подпольщиков.

— У нас постоянно собирались люди – по ночам приходили председатели соседних колхозов, даже председатель горисполкома. Мой папа держал прочную связь с партизанами, сообщал им информацию, помогал продуктами. Конечно, такая деятельность не могла остаться незамеченной – в то жестокое время хватало предателей. Очень скоро люди сообщили, что о нас узнали фашисты, что всю семью собираются расстрелять. Папа принял решение уйти к партизанам.

Ушли в лес всей семьёй – отец, мать, Валентина и ее старшая сестра с маленьким сыном. С собой не взяли ничего – на сборы не было времени, так и вышли из дома: полуодетые и босые. Вспоминая сегодня те дни, Валентина Филипповна удивляется, насколько сильное единение было среди людей. Партизанам помогали медикаментами, одеждой, едой, хоть и сами жили впроголодь. Женщина признается, что на всю жизнь запомнит затхлый запах и сладковатый вкус подмерзшей картошки – по осени и зимой это было главное лакомство для детей.

«Чтобы не сойти с ума, спасались песней»

— В отряде я была связной – детям всегда было проще пройти незамеченными там, где взрослому не пробраться. Посылали нас приглядывать за мостами, по деревням разносить листовки, в город за медикаментами и важной информацией. Ходила не одна, в паре с мальчиком-ровесником. Вот верите-нет, а страха у нас не было никакого. Ведь наши люди были везде – даже в немецком штабе, который располагался в здании горисполкома. Мы знали, что за нами постоянно приглядывают, нас поддержат, прикроют в опасной ситуации.

Впрочем, избежать опасностей на войне невозможно. Вот и Валентина Филипповна однажды была на волоске от смерти. Чтобы пронести важную информацию через немецкие кордоны, мама спрятала бумажку с ценными данными в подкладку пальто дочери. Решившие обыскать бесцельно слонявшихся по городу детей фашисты чудом не отыскали листовку.

— Было не страшно, а как-то волнительно, горько. Чтобы не сойти с ума, спасались песнями. Военные песни – это не просто поэзия и музыка. Это жизнь.

«Несколько дней в ледяных болотах показались вечностью»

Самое страшное, что пришлось пережить Валентине Селивановой за всю жизнь, — это партизанская блокада. В феврале 1944 года немецкие войска направили на Слутчину карательные отряды, одной из целей которых было уничтожить партизанские соединения в Гресских лесах. Около 1500 солдат и офицеров пошли в наступление на отряд Рокоссовского.

— Немцы шли сплошной цепью, казалось, что их не полторы тысячи, а десятки, сотни тысяч. Чтобы прорваться из окружения, партизанский отряд собрался вместе. Нас загнали в самые болота. Над головами постоянно кружили вражеские самолеты, бомбежка не прекращалась, — вспоминает жуткое время Валентина Филипповна. — Нас спасало только то, что в болоте снаряды разрывались без осколков. Как сейчас помню: летят бомбы, а после них листовки – сдавайтесь! Эти дни в ледяных болотах казались вечностью.

Но о том, чтобы сдаться, никто и не помышлял. Валентина Филипповна вспоминает, как стойко перенес блокаду ее маленький племянник: совсем еще грудной ребенок не плакал и не кричал. Держалась и Валентина Селиванова. Крик не смогла сдержать только тогда, когда партизаны прорвали окружение.

— Вся земля кругом была устлана трупами. И немцев, и наших. Страшно было так, что ни в одной книге, ни в одном фильме не передать.

«Каждый год покупаю шампанское – чтобы почтить память погибших»

Фашисты предпринимали попытки прорваться в партизанскую зону вплоть до июня 1944-го, однако все они были безуспешны. О том, что победа близка, Валентина Селиванова узнала буквально через месяц.

— Наш отряд отправили валить лес – стволами деревьев мы собирались перекрыть дорогу немцам. Работали и взрослые, и дети. Вдруг видим – три лошади скачут. А всадники нам руками машут. Подъезжают и говорят: не надо ничего делать, мы разбили фашистов, сейчас сюда идут наши танки. Какое это было счастье! Танкисты угощали нас конфетами, печеньем, обнимали. Я могу забыть, что происходило со мной вчера, но этот день я не забуду никогда.

А потом был май 1945-го. Родители Валентины Селивановой вернулись в родные Михейки, где почти не осталось целых домов. Налаживать жизнь пришлось с нуля. Первое время жили в землянках, на пепелищах сеяли огород. Валентина Филипповна окончила курсы и пошла работать машинисткой.

День Победы всегда отмечали. Накрывали простой стол. Я тогда дала слово, что всю жизнь 9 мая буду покупать шампанское – за тех, кто не вернулся из боя.

Екатерина СУРМА/ Млын

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск