«Мы ехали в Слуцк умирать». Воспоминания узников беларуских концлагерей

11 апреля во всем мире отмечают Международный день освобождения узников нацистских концлагерей. Митинг-реквием состоялся и в Слуцке, где в годы войны был организован временный концентрационный лагерь для военных и мирного населения – «Дулаг», а также постоянные лагеря для военнопленных – «Шталаг».

«Мы ехали в Слуцк умирать»

Первый военный городок в Слуцке выглядит, как обычный микрорайон. Здесь расположена военная часть, стоят жилые дома, школа. Трудно представить, что 77 лет назад на этом месте царили смерть, горе и разруха. На территории, где сейчас находится средняя школа №2, в 1941 году немецко-фашистские захватчики создали концентрационный лагерь. Жертвами фашистов стали около 20 тысяч человек – военнопленных и мирных жителей.

Среди тех, кому удалось выжить в стенах слуцкого концлагеря, был Виктор Николаевич Поликарпов. Его вместе с родителями в 1942 году из оккупированного Ржева отправили в Слуцк – умирать.

— В лагерь нас везли зимой в товарных вагонах, битком набитых людьми. Мы ехали трое суток. Вагоны открывались всего 2 раза – чтобы выгрузить трупы погибших от голода и тифа, — вспоминал Виктор Николаевич. – Когда приехали в Слуцк, меня с отцом и матерью определили за колючую проволоку концлагеря. Жили мы в казарме №3, где в основном селили наших земляков – россиян.

Кормили пленных концлагеря один раз в сутки баландой из гнилой картошки или чешуей от гречки. В полуразваленных казармах не было ни стекол, ни печек, в зимнюю стужу люди чтобы согреться плотными рядами лежали один возле другого. Пленные умирали сотнями, зимой им даже не успевали рыть могилы – так сильно промерзал грунт. Так что многих погибших оставляли в казармах до потепления и только весной закапывали в землю.

Разрушенное здание СШ№5, которое находилось неподалёку от слуцкого концентрационного лагеря

По периметру лагеря стояли вышки, где находились часовые и могли стрелять по пленным без предупреждения. Попытка взрослого человека убежать из лагеря была равносильна смерти. А вот дети, рискуя жизнью, в ночное время выходили из лагеря и бродили по близлежащим деревням – просили милостыню, так удалось спасти от голодной и мучительной смерти и себя, и родителей, вспоминает Виктор Поликарпов. После освобождения города в 1944, году семья Поликарповых осталась жить в Слуцке.

«Нас кормили отравленным мясом»

Вера Сергеевна Липовик каждый год приходит к памятнику жертвам слуцкого концлагеря. В 1944 она вместе с мамой, двумя братьями и сестричкой попала в концентрационный лагерь «Озаричи».

— Я знаю, что памятные мероприятия проходят и на месте бывшего лагеря «Озаричи», но я туда больше никогда не возвращалась – слишком страшно и больно, даже спустя годы, — признается Вера Липовик. – Но день освобождения узников нацистских концлагерей отмечаю всегда – прихожу к памятному знаку в Слуцке, общаюсь с людьми. Нам есть что рассказать друг другу.

Вере Липовик было 12 лет, когда она попала в лагерь смерти. Из родной деревни в Гомельской области в концлагерь увезли только ее семью – до войны папа был активным коммунистом, школьным учителем, погиб на фронте. Людей с такой биографией не могли оставить в покое.

— Жили мы под открытым небом, прямо на земле спали, а было ведь холодно еще, ранняя весна. Голодом нас не морили: немцы привозили убитых коров, свиней, хлеб – мол, ешьте. Мы были очень голодные все. Те, кто не мог сдержаться и ел, сразу умирали, потому как еда была отравлена. Мы плакали, просили кушать, мама нам собирала мох, иногда попадались ягодки клюквы. Спастись от голодной смерти помог нам один из надзирателей лагеря, поляк. Мама моя хорошо знала польский, он, когда услышал родную речь, сразу подошел к нам. Стал расспрашивать, кто мы и откуда, как попали в лагерь. Разговаривал с мамой повернувшись спиной, чтобы никто из других надзирателей не увидел. И стал нам каждый вечер приносить под шинелью небольшие кусочки хлеба. Мама делилась и с другими узниками.

Расстрел еврейского населения, находящегося в гетто и концлагере в Слуцке

Сколько пробыла в «Озаричах», Вера Липовик не может вспомнить и по сей день – может неделю, а может месяц. В тот момент время перестало существовать. Помнит она лишь самую важную дату – 19 марта 1944, день освобождения узников.

— Помню, как бежали немцы. Без ничего, с пустыми руками. Мы боялись, что нас не оставят, расстреляют, но у них не было на это времени. Наши солдаты разрезали колючую проволоку, хватали маленьких детей на руки и бросали в машины. Действовать нужно было очень быстро и аккуратно – все кругом был заминировано.

Пребывание в концлагере стало настоящей трагедией для семьи Липовик – не выдержав тяжелых условий, умер младший братик Веры Сергеевны, которому было всего 1,5 года. За время существования концлагеря «Озаричи» было загублено до 55 тысяч жизней.

Екатерина СУРМА, Млын

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск