Владелец минской «тюбетейки» говорит, что товар он приобретает «практически в тех же местах, где и белорусские ИП»

Гражданин Узбекистана, который держит в Минске два магазина с дешевой одеждой, рассказал «Радыё Свабода» о связи с Бакиевым, критике со стороны белорусских предпринимателей, особенностях работы в Беларуси и свои доходах.

Ясёжан Ахрар работает в Беларуси уже более 10 лет. Это он в августе прошлого года открыл первый в Минске «магазин-тюбетейку» на улице Кульман у Комаровки. До переезда в столицу несколько месяцев работал в Могилеве. Бизнес в Минске сразу пошел хорошо, недавно Ахрар открыл здесь еще один магазин.

«В Казахстане могут прийти с улицы и забрать все»

«Я в 2005 году в Беларусь приехал, торговали мы тут потихоньку, мне в Беларуси понравилось, – начинает рассказывать Ясёжан. – В прошлом году решили развиваться, поэтому открыли магазин этот. Белорусским предпринимателям, знаю, здесь иногда не очень нравится, но у меня нет никаких претензий. У них свой бизнес, у меня свой».

До Беларуси Ахрар работал в России и Казахстане. Говорит, там законы не обязательно выполняются, может случиться все, что угодно. А вот в Беларуси все по закону и если документы в порядке, то можно спокойно работать.

«В Казахстане твой товар могут просто уличные ребята забрать, – говорит предприниматель. – В Беларуси такого совсем нет. Уличные ребята – это рэкет, бандиты. У вас тут только нарушения ищут. Если найдут, то штраф. Нарушения у всех есть, у всех свой бизнес».

По словам предпринимателя, когда он решил открыть магазин дешевой одежды в Минске, то больше всего времени потерял на получение разрешения на работу (оно было необходимо, так как Ахрар – граждан Узбекистана): на это потребовалось 15 дней. А фирму «Ойшатекстиль», названную в честь дочери, зарегистрировали всего за один день.

«Легко было открыть магазин, – говорит Ахрар. – Если бы не это разрешение на работу, то совсем уложился бы в один день. Это намного проще, чем в России ».

«Не хочу говорить, где и по каким ценам беру товар»

Низкие цены в своих магазинах Ахрар объясняет просто – большой оборот и ниже, чем в белорусских предпринимателей, навар. По его словам, на каждую вещь наценка составляет около 30%.

«Люди довольны, никто не жалуется, – говорит предприниматель. – У нас сравнительно большие объемы, поэтому мы можем держать более низкие цены, в этом весь секрет. Где я товар беру? Давайте я не буду отвечать на этот вопрос. Не хочу говорить, где и по каким ценам. Сейчас столько негатива идет… Не хочу, чтобы он дошел до поставщиков. Пусть это будет наша коммерческая тайна ».

Страной происхождения на большинстве этикеток вывешенной в магазине одежды указан Китай, есть также Узбекистан и Россия. Владелец минской «тюбетейки» говорит, что товар он приобретает «практически в тех же местах, где и белорусские ИП», – на оптовых складах в России.

«Мы сейчас можем с вами пройтись по торговым точкам в той же «Монетке», «Импульс» (торговые центры рядом с Комаровским рынком), и там будет тот же товар. Возможно, только цветом будет отличаться, а так все то же самое, – говорит Андрей, юрист и белорусский помощник Архара. – ИП сами признаются, что приобретают товар в одних местах с нами, но не понимают, почему у узбеков дешевле. Нюансы есть, конечно. Кому-то могут за счет больших объемов дать скидку. Но это бизнес».

Несмотря на большое количество негатива, угроз в свой адрес Ахрар пока не слышал, все ограничивается высказываниями в интернете и комментариями в СМИ.

«Но я не имею никаких претензий. У них свой бизнес, у меня свой, – говорит Ахрар. – Работаем».

После каждой волны публикаций о «магазинах-тюбетейках» в СМИ к Ахрару приходит очередная проверка. Предприниматель не знает, чем это вызвано, и не думает, что кто-то из белорусов целенаправленно жалуется на него в государственные органы.

«Возможно, просто чиновники читают о нас и решают проверить на всякий случай», – говорит его юрист.

«Мы все из одного города»

Магазины с дешевой одеждой массово начали открываться в Беларуси примерно год назад. К весне 2017 года их было всего несколько десятков, сейчас – несколько сотен.

«Как-то так получилось, – говорит Ахрар. – Мы же, владельцы этих магазинов, все из одного города – Наманган Намаганской области. Там все друг друга знают, вот и поделились между собой информацией. Сколько нас здесь работает сейчас, я не знаю точно, не могу сказать».

Одно из обвинений, которое звучит в адрес владельцев «магазинов-тюбетеек» со стороны белорусских ИП, – мол, капитал вывозится из Беларуси. Ахрар критику оспаривает. Говорит, что почти постоянно живет в Беларуси, платит здесь налоги, приобретает белорусские товары. «Это все условно. Если белорусский предприниматель в Беларуси купит BMW, это он где белорусские деньги оставит? В Беларуси или в Германии? – добавляет юрист Ахрара. – Аренда, кассовые терминалы, сборы за ввоз – все это остается здесь».

«В Беларуси с тем самым бизнесом можно заработать больше, чем в Узбекистане, – признается предприниматель. – Поэтому мы начали работать здесь, поэтому приходится ездить. Человек ищет там, где ему выгоднее».

Средний доход Ахрара в Беларуси, говорит он, около 1500 долларов в месяц. Аренда помещений для магазина – средняя по Минску, как у всех белорусских предпринимателей.

Об месячным обороте магазина бизнесмен говорить не хочет, называет только сумму уплаченных за истекший квартал налогов – около 5000 рублей. Торговля рентабельная, все заработанные средства вкладываются в расширение бизнеса.

Ахрар говорит, что не собирается закрываться после двух лет работы, когда должен закончиться «срок невмешательства» контрольных органов.

Узбекский предприниматель также рассказывает, что проверки приходят примерно дважды в месяц, протоколы о нарушениях составляют каждый раз. У Ахрара находили, например, нарушения в маркировке товара. «У нас была только информация о росте, а надо было еще обхват бедер обозначать. Такое вот нарушение, – рассказывает юрист Ахрара Андрей. – связались с поставщиками, исправили, сейчас все в порядке у нас с этим. Точно такие же нарушения можно и у белорусских ИП найти. Но для этого есть соответствующие органы, мы таким не занимаемся».

Связи «магазинов-тюбетеек» с белорусскими властями и Курманбеком Бакиевым (такая информация появлялась в социальных сетях) предприниматель решительно отрицает.

«Это мой собственный бизнес, – настаивает Ахрар, – Я просто бизнесмен и работаю сам на себя».

Называют нас «тюбетейки», но мне не обидно, – говорит предприниматель. – Это наша национальная вещь, на что здесь обижаться?».

В минский магазин часто приходят дети Ахрара. Тогда, когда он привозит их в Беларусь. «Дети периодически со мной здесь живут в Минске, у меня один сын и две дочери, – рассказывает Ахрар. – Я то сюда поеду, то домой отправлю … Хочу ли я получить белорусское гражданство? Я не думал об этом. Беларусь мне нравится, но я не могу свою семью оставить. У меня дети учатся. У вас свои законы, у нас свои. Родной язык важен. Как вам сказать… У вас Европа, воспитание другое. Младшая дочь приезжала, два месяца пожила в Беларуси и перестала слушаться. Как это? Мне 35 лет, и я до сих пор слушаюсь свою мать. Что она скажет, то закон для меня. Хочу, чтобы и с моими детьми так было».

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск