Охота на князя Альбрехта Радзивилла

Лес в урочище Людвиково хранит тайны времени, когда белорусский народ был разделен пограничной чертой, рассказал tut.by историк Игорь Мельников.

Красные диверсанты и охота на аристократов

После того как Тухачевский проиграл войну с Польшей, большевики не оставляли надежды поднять массы «на борьбу с панами-угнетателями».

— Момент был выбран подходящий, — рассказывает Игорь Мельников, — в 20-е годы в разоренной войной Польше было много экономических проблем, которые накладывали отпечаток на жизнь простых людей, и Советы пытались настроить бедноту против панов, осадников и местной аристократии.

Первое время такой подход работал: этому способствовала и пропаганда, активно развернутая среди белорусских крестьян, и их бедственное положение.

Отряды красных диверсантов сожгли имение графа Замойского «Доброе дерево», нападали на рейсовые автобусы, небольшие заставы, поезда и участки полиции. Особая важность придавалась устранению аристократов — под смертельной угрозой находились Потоцкие, Тышкевичи, Сапеги.

Игорь Мельников прошел по всей белорусско-польской границе, чтобы написать свою книгу. А сейчас помогает нам открыть новые странички истории нашей страны.

Игорь Мельников прошел по всей белорусско-польской границе, чтобы написать свою книгу. А сейчас помогает нам открыть новые странички истории нашей страны

Знаменитый советский чекист Кирилл Орловский развязал настоящую охоту на князя Альбрехта Радзивилла, которого точно нельзя было отнести к угнетателям. Князь хорошо относился к крестьянам, которые жили на его землях, и уже не был богат, как его предки: замок был разграблен большевиками во время советско-польской войны.

Чтобы его отремонтировать, пришлось продать часть коллекции оружия и доспехов, сохранившихся в замке, — красные погромщики не знали ценности старинного оружия. К тому же князь не считал себя поляком, на вопрос одного из журналистов, кто он по национальности, Альбрехт ответил: «Тутэйшыя мы».

Зная все это, чекисты предложили князю сотрудничать, но он отказался. Тогда было принято решение ликвидировать Альбрехта Радзивилла. Но он ездил всегда с охраной и был трудной мишенью. Пока однажды он не решил объехать свои владения без личной защиты. Узнав про это, чекисты решили действовать. Но покушение не удалось: князь смог уйти от погони, и ни один выстрел, сделанный Орловским с подельниками, не попал в цель.

«Спецназ» Войска Польского

Такое положение не устраивало поляков, впрочем, и самих белорусов тоже — в отличие от советской власти польская позволяла крестьянам зарабатывать: можно было ехать в соседнюю Литву или далекие США, свободно перемещаться по стране. Такой роскоши советские граждане не знали.

Поэтому поддержки, особенно в приграничных районах, красным местное население оказывало все меньше, росло недовольство. Привлечение для охраны границы государственной полиции Польши результатов не принесло: диверсанты без труда громили полицейские участки.

Наиболее показательным стал захват диверсантами Ваупшасова с 3 на 4 августа 1924 года городка Столбцы. Были разграблены склады и дома, уничтожен полицейский участок и железнодорожная станция.

Всего за этот год было совершено более 200 нападений, в которых погибли 54 человека. Чтобы прекратить мародерство и грабежи, в 1924 году был создан Корпус охраны границы (КОП). А на границе с СССР стали строиться железобетонные укрепления.

Солдаты КОП получали самое современное вооружение: только у них были в достаточном количестве американские пистолеты-пулеметы Томпсона, финские Suomi, ручные пулеметы. Это был настоящий спецназ для Войска Польского.

Также они проходили особую подготовку, чтобы воевать с диверсантами. Работе с местным населением уделялось достаточно много внимания.

— Бойцы КОП должны были помогать местным жителям, им запрещено было говорить с крестьянами на «ты», — рассказывает Игорь Мельников. — В начале 30-х годов прошлого века пограничники активно строили школы и клубы, где проводились торжественные мероприятия, читались лекции или организовывались народные гулянья.

В тех же Столбцах в марте 1934 года солдатский театр КОП поставил мини-спектакль, который имел неизменный успех у местных жителей и военнослужащих гарнизона Войска Польского.

Большевики после провала террористической деятельности перешли к широкой пропаганде, которая срабатывала только в глубине Западной Беларуси:

— Больше всего красная пропаганда давила на безземельность крестьян и дорогое образование. Учиться до четырех классов мог каждый, и это было бесплатным. Дальше нужно было идти в частную школу, затем гимназию и университет. Все это стоило денег. Большевики рассказывали, что у них много земли и каждый может взять столько, сколько захочет, а образование и вовсе бесплатное.

Находились такие, кто верил этим словам и нелегально перебегал границу, где их ждала незавидная судьба, продолжает рассказ Мельников:

— Эту историю мне рассказала пенсионерка Зинаида Евсейчик из деревни Колосово. Трое детей ее соседки, поверив коммунистической пропаганде, перешли через границу в БССР. И когда 17 сентября 1939 года красноармейцы вошли в деревню, женщина побежала их встречать.

«Вось, хлопчыкi мае тут дзесьцi, павiнны мае сыны з вамі быць, яны так марылi да вас перайсцi i ўступiць у Чырвоную Армiю, каб бiць паноў».

На это ей сказали, чтобы она шла домой и никаких ее детей в их части нет.

И только в 50-х годах пришел один, лысый, без зубов. Он сказал: «Мама, мы такие сибирские университеты прошли, что не позавидуешь».

И это была большая трагедия, потому что люди действительно пошли за образованием, ведь в Минске, по рассказам коммунистов, учиться можно было бесплатно.

Братьев тотчас же отправили в пограничный отряд, оттуда в Минск и посадили в тюрьму, обвинив в незаконном пересечении границы. Одному из них приписали сотрудничество со 2-м отделом польской разведки и расстреляли. А двоих сослали в лагеря.

Заброшенный в лесу форпост

Тем временем журналисты подъезжают к конечной цели путешествия — военному городку польского Корпуса охраны пограничья, расположенному в урочище Людвиково. Здесь располагался отряд пограничников в составе 15-го батальона КОП.

Гарнизон был построен всего в 15 км от советско-польской границы и быстро обустраивался. Уже в 1925 году здесь появилась телефонная связь, в 1937-м была проведена теплотрасса, построены водопровод и канализация. Появились электрическая станция и водонапорная башня.

Учитывая важность гарнизона, после 1929 года он стал называться КОП «Людвиково» (Baon KOP «Ludwikowo») и был включен в состав бригады КОП «Полесье».

Немалую помощь в строительстве коповцам оказал князь Радзивилл, на средства которого в военный городок была проложена узкоколейка. Такую мы уже встречали во время прошлого нашего путешествия.

Кстати, из-за этой дороги часто происходили споры с ее владельцем Радзивиллом, чей поезд ходил нерегулярно, и когда он был на путях, перевезти что-либо в гарнизон было невозможно. Поэтому в 1936 году дорогу выкупили у магната.

— Такие военные городки играли важную роль в местной жизни: в столовых КОП питались дети из бедных крестьянских семей, а среди офицеров устраивался сбор средств на покупку одежды для наименее имущих жителей Западной Беларуси, — рассказывает Игорь Мельников.

Также здесь оказывали медицинскую помощь местным жителям. Врачи КОП боролись со склеромой (заболевание дыхательных путей, распространенное во всех северо-восточных воеводствах), малярией (случаи заболевания наиболее частыми были на Полесье) и дифтерией (против которой применялась специальная вакцина).

С виду — настоящая крепость, только и она не устояла под ударами времени

Неудивительно, что белорусы видели в отрядах КОП своих защитников и охотно вступали в их ряды. Когда началась агрессия со стороны Советского Союза и стали призывать резервистов, те охотно вступали в ряды польских пограничных войск.

— Так получилось, что наиболее боеспособные и опытные части были переброшены в укрепрайон «Сарны», где мужественно сражались. Оборонять «Людвиково» и ближайшие заставы (стражницы) было доверено призванным резервистам.

Правда, они немногое могли сделать: вооруженные древними винтовками Лебеля образца 1886 г. и Бертье, а также одним пулеметом на заставу, резервисты не имели шансов против Красной Армии, вооруженной танками, артиллерией и авиацией.

Даже если резервисты и успевали организовать оборону и задержать пехоту, то к заставе вплотную подъезжали танки и через бойницы в упор расстреливали гарнизон.

Судьба попавших в плен польских пограничников была незавидной. Большую часть офицеров и сержантов расстреляли в лагере «Медное» под Тверью, рядовых же по большей части отправляли строить шахты на Донбассе или рыть Беломорканал.

Судьбы многих офицеров и их семей, живших в Людвиково, до сих пор неизвестны. Все документы были уничтожены при отступлении, а красноармейцы не оставили записей, что сделали с попавшими в плен коповцами.

КОП «Людвиково» после захвата частями Красной Армии временно использовался в качестве помещения для Школы младших командиров РККА. Помещения казарм были отданы под сельпо, к которым товары возились по узкоколейке. В 1941 году водонапорная башня была разрушена прямым попаданием авиабомбы, а остатки гарнизона стали местом боев партизан с полицаями после оккупации. После войны остатки строений растаскивались местными жителями. Сейчас о трагичной истории воссоединения Беларуси напоминают только руины, заросшие деревьями и кустарником.

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск