С недавнего времени любое ДТП в пределах нерегулируемого пешеходного перехода будет на совести водителя

Независимо от того, где этот пешеходный переход находится, освещен ли он, как ведет себя пешеход, во что одет и каково его состояние.

Где-то за городом черной-черной ночью на черную-черную дорогу в черной-черной одежде выбегает пешеход. Страшно? Еще бы! Ведь это и есть самый настоящий кошмар для водителя.

Доказать свою невиновность в таком ДТП водителю всегда было крайне сложно, а если речь идет об аварии на пешеходном переходе – тем более. Однако сейчас можно с горечью констатировать, что с недавнего времени любое ДТП в пределах нерегулируемого пешеходного перехода будет на совести водителя. Независимо от того, где этот пешеходный переход находится, освещен ли он, как ведет себя пешеход, во что одет и каково его состояние.

И причиной тому – изменения в ПДД, вступившие в силу в 2015 году, пишет abw.by.

Слово в законе

Зимой 2015-го, когда некоторые статьи Правил получили новое звучание, все так были заняты зимней резиной и детскими автокреслами, что уточнение в п.116 в виде одного-единственного слова осталось никем не замеченным. Сравним.

Чувствуете разницу? Нет? Не удивительно. Человеку, не испытавшему на себе все перипетии белорусского законодательства, сделать это непросто. А весь фокус – в слове “при необходимости” и особенностях субъективного восприятия водителем дорожной обстановки.

Итак, ранее ПДД требовали от водителя уступать дорогу пешеходам. Цепочка анализа информации и действий водителя строилась так: водитель видит знак “Пешеходный переход” – концентрирует внимание – видит пешехода – снижает скорость или останавливается, пропуская его. Если водитель не видит пешехода, он продолжает движение. Принципиально важный момент в данном случае – присутствие пешехода на пешеходном переходе.

Появившееся в норме уточнение “при необходимости” выстраивает требование к водителю совсем по-другому: он видит знак “Пешеходный переход” – снижает скорость, концентрирует внимание – видит пешехода или не видит его – продолжает снижать скорость, ведь необходимость может возникнуть в любой момент (!) – “ползком” проезжает зону действия знака.

“Да, именно так, судя по новым требованиям ПДД, следует действовать водителю, чтобы в экстренном случае успеть затормозить вплоть до остановки, – говорит юрист, который принимает непосредственное участие в расследовании и рассмотрении таких дел, но в силу своего положения пожелавший остаться неназванным. – Ведь “необходимость” в виде перебегающего человека, шатающегося пьяного на пешеходном переходе может возникнуть в любой момент. В случае ДТП у водителя спрашивают: избрал ли он скорость, которая бы “позволила при необходимости уступить дорогу пешеходам”? Получается, что нет. А какой она должна быть? Неизвестно. Ведь без проведения следственного эксперимента и назначенной по его результатам автотехнической экспертизы даже специалист в каждом конкретном случае не возьмется утверждать, с какой все-таки безопасной скоростью должен двигаться водитель, проезжая нерегулируемый пешеходный переход. Скажу больше: даже высчитанная заранее по сложной формуле скорость не будет аргументом в том случае, если пешеход вдруг ускорится и произойдет ДТП”.

Виноват в любом случае?

В свое время ABW.BY на примере занятий в Школе экстремального вождения демонстрировал, что даже при скорости 20 км/ч избежать столкновения с внезапно появившимся предметом, несмотря на то что человек морально готов к неожиданности, практически невозможно.

Директор школы Сергей Овчинников тогда советовал при движении во дворах максимально снижать скорость. Такую же рекомендацию стоит дать и при пересечении любого нерегулируемого пешеходного перехода в населенных пунктах.

Но что делать, если речь идет о “зебре” на загородном шоссе, где скоростной режим ограничен знаком “90”? Если уже стемнело, переход не освещен, по трассе идет плотный автомобильный поток? Тоже “давить педаль тормоза в пол”, даже если никого не увидел?

“Раньше для оценки правильности действий водителя в случае наезда на пешехода в зоне действия знака “Пешеходный переход” проводился следственный эксперимент, где учитывались все факторы: время суток, погодные условия, освещение нерегулируемого пешеходного перехода, технические характеристики транспортного средства, одежда пешехода, наличие у него фликеров, скорость и траектория его движения. Фиксировалось расстояние, на котором водитель мог и должен был увидеть пешехода, рассчитывалось, имел ли водитель техническую возможность избежать ДТП, – дополняет собеседник. – Если выяснялось, что водитель не имел возможности затормозить и тем самым предотвратить ДТП, то уголовное дело прекращалось. Иными словами, следователь решал, прекратить уголовное дело либо передать его в суд. Единой практики, к сожалению, здесь так и не сложилось. И конечно, какая-то конкретика была нужна. Но теперь изменился даже подход к анализу действий водителей. Сейчас следствие оценивает, когда водитель мог и должен был увидеть дорожные знаки “Пешеходный переход”. В силу световозвращающих характеристик этих знаков искомое расстояние может составлять от ста метров и больше. Поэтому у водителя нет шансов рассчитывать на благоприятное заключение эксперта: при таком расстоянии он всегда будет располагать возможностью остановиться. Кроме того, все подобные дела в любом случае сейчас направляются в суд. И суд, опираясь на выводы эксперта и ссылаясь на неверно избранную скорость, как того требует упомянутый пункт 116 Правил, признает водителя виновным”.

История с лжефиналом

То, что судебно-правовая государственная машина начала работу по новому принципу, свидетельствует конкретная практика. Вот история Виталия, который октябрьским вечером 2015 года с женой на своем автомобиле Opel Astra ехал из Минска в направлении Гродно.

“Уже совсем стемнело, никакого освещения на дороге не было, – вспоминает водитель. – Ехал я с обычной скоростью, примерно 90. Недалеко от деревни Падсады Минского района увидел знак “Пешеходный переход”. На самом переходе никого не было. Я продолжил движение, но за пешеходным переходом, на расстоянии около 5-6 метров от него, во второй полосе фары осветили мужчину, который перебегал дорогу справа налево по диагонали от остановки в разрыв ограждения. Я применил экстренное торможение, машина пошла юзом, произошел наезд на пешехода.

На место происшествия я вызвал ГАИ и “скорую”, но, к сожалению, человек скончался до прибытия специалистов. Ему было 69 лет. На протяжении следующих двух месяцев меня вызывали на допросы, автомобиль был осмотрен специалистами, неисправностей в нем не нашли. Следователь СК назначил необходимые экспертизы и провел следственный эксперимент. По результатам этих необходимых процедур было установлено, что Правил я не нарушал и что человек находился за пределами пешеходного перехода и был в динамическом положении, то есть двигался. Своими действиями он нарушил пункт 17 ПДД, который гласит, что “пешеход обязан переходить (пересекать) проезжую часть дороги по подземному, надземному пешеходным переходам, а при отсутствии, убедившись, что выход на проезжую часть дороги безопасен, – по наземному пешеходному переходу”.

В моих действиях не обнаружили состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 317 УК РБ, в связи с тем, что отсутствовала техническая возможность предотвратить наезд. Все мои показания подтвердились экспертным путем. Следователем районного СК было вынесено постановление о прекращении уголовного дела. Исков и претензий от родственников погибшего не поступило”.

Где был пешеход?

Но уже спустя полтора месяца после вынесенного решения дело Виталия снова было взято в разработку, на этот раз управлением Следственного комитета по Минской области. Были проведены новые экспертизы, дело было направлено в суд. В результате водитель был признан виновным. Обвинительный приговор суд вынес на основании двух выводов.

Первый – это то, что место столкновения находилось в пределах нерегулируемого пешеходного перехода.

Аргумент в пользу этого в глазах суда – наличие зафиксированной в протоколе и схеме осмотра места ДТП, которые подписал водитель, осыпи мелкого стекла и пластика слева от автомобиля на расстоянии 5,5 м от дальней границы пешеходного перехода. Как сказано в заключении экспертов от 1 июля 2016 года, скорость автомобиля в момент пересечения границы “зебры” (когда уже шел процесс экстренного торможения) составляла от 67,2 до 57,6 км/ч. На основании этих скоростей был сделан расчет расстояния, на которое отлетели мелкие частицы с высоты 1,1 м: от 8,8 до 7,6 м. Следовательно, заключил суд, наезд произошел в пределах пешеходного перехода.

“Хотя сами эксперты в данном случае отмечали возможность влияния на траекторию перемещения осколков дополнительных факторов – ветра, “экранирования” от кузова автомобиля, – отмечает адвокат Егор Папковский. – 7 декабря 2016 года была проведена еще одна экспертиза, но и в ней не удалось найти четкий ответ о месте совершения ДТП. Эксперты смогли лишь сделать ряд вероятностных расчетов. При оценке разрушившейся части лобового стекла в трех вариантах расчета получилось, что наезд был совершен до пешеходного перехода, в семи вариантах – на пешеходном переходе, в двух вариантах – за пешеходным переходом. При расчете падения осколков с высоты расположения разрушившегося корпуса правого зеркала во всех 24 вариантах расчета – за пешеходным переходом. При расчете с высоты расположения правого зеркала в 17 вариантах – на пешеходном переходе, в семи вариантах – за пешеходным переходом”.

Специалист Владимир Волков, в свою очередь, уверен, что локализация осыпи слева от автомобиля, учитывая, что удар произошел правой его частью, вообще не имеет под собой научного объяснения.

“Примечательно, что на фото с места ДТП осыпь не видно, многие свидетели ее не могут вспомнить, инспекторы ГАИ, прибывшие на место ДТП, со временем поменяли показания. Сначала они утверждали, что видели осыпь справа, а потом сказали, что слева. Я же с самого начала настаивал, что все осколки от лобового стекла во время удара упали в салон”, – дополняет водитель.

Волков, ссылаясь на методическую литературу, полагает, что при определении места удара следует опираться на место падения сумки погибшего.

“Мышцы человека расслабляются, незакрепленные предметы падают примерно в месте удара, а тело человека получает энергию и начинает двигаться прямолинейно. Это простая физика”, – говорит специалист. В своем заключении он указал, что ДТП произошло за пешеходным переходом.

Правильно ли действовал водитель?

Вторым стал вывод о технической возможности избежать ДТП. Обвинение в данном случае оперировало двумя цифрами.

Первая – установленная в результате следственного эксперимента, проведенного 11 ноября 2015 года, видимость дорожных знаков. Она составила 112,5 м. В выводах экспертизы от 8 июля 2016 года говорится, что с момента обнаружения этих знаков водитель имел техническую возможность остановиться.

Вторая цифра – полученная тогда же, в ноябре 2015-го, конкретная видимость пешехода, которая составила 37,1 м (здесь важно понимать, что во время следственного эксперимента были заданы параметры, к которым на тот момент пришло следствие: пешеход в темной одежде пересекал проезжую часть вне пешеходного перехода). 8 июля 2016 года эксперт засвидетельствовал, что водитель смог бы избежать аварии, если бы его скорость составляла не более 52 км/ч.

В итоге сложилась такая картина: сначала суд пришел к выводу, что наезд состоялся в пределах пешеходного перехода, а затем счел, что водитель нарушил п.116 ПДД, избрав неправильную скорость движения при проезде нерегулируемого пешеходного перехода.

“Нестыковка в данной схеме заключается в том, что при оценке действий водителя использовались некорректные данные. Если суд считает доказанным факт ДТП в пределах пешеходного перехода, нужно было проводить новый следственный эксперимент и оценивать видимость человека на “зебре”. Отдельно стоило оценить видимость человека на “зебре” и с наличием световозвращающих элементов на его одежде, ведь именно так должен вести себя законопослушный пешеход. Уверен, что и в первом, и во втором случаях это расстояние было бы больше, чем 37,1 метра, не исключено, водитель даже на скорости 90 успел бы затормозить. То есть его нельзя было бы упрекнуть в неправильно избранной скорости”, – рассуждает адвокат Егор Папковский.

“А вот при рассмотрении апелляции судебной коллегией Минского областного суда все было иначе. В своем определении судьи допустили вероятность нахождения пешехода за пределами пешеходного перехода, но все равно сочли логичным требовать от водителя соблюдения пункта 116 ППД”, – заключает юрист.

На сегодняшний день водитель пытается оспорить вынесенный судом приговор – 2,5 года в исправительном учреждении открытого типа и лишение права управлять автомобилем на 5 лет.

Глядя на проблему обеспечения безопасности движения в зоне нерегулируемых пешеходных переходов, нельзя не отметить, что гармоничной ситуацию можно считать лишь при равенстве прав и обязанностей всех участников в треугольнике “государство – пешеход – водитель”. Когда же происходит перекос и пешеходу позволяется проявлять неосторожность и игнорировать требование в темное время суток обеспечить себя фликерами, когда государству можно сослаться на нехватку средств и отказаться не только от оборудования наземных и подземных переходов, но даже от банального освещения хотя бы на оживленных магистралях, в таком треугольнике обязательно один из углов будет тупым. И пока это водитель.

Автостекла Реклама
vidy_avtostekla
Ремонт и установка в г. Слуцке. Легковые, грузовые, микроавтобусы. Пон. - Пт.- 9.00-19.00
8 044 711 88 00 - 8 029 234 88 00
УНП: 691969499

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск