Случчина и эпоха перемен

Владимир Хворов

Владимир Хворов

Время стремительно мчится вперёд, круша старые идеалы и возводя новые, хорошо забытые старые… Древний мыслитель и философ Китая Конфуций когда-то предостерегал: «Не дай Вам Бог жить в эпоху перемен!». А прославленный поэт Ф.И. Тютчев наоборот – славил время перемен, когда человек может реализоваться, лично увидев, а может и изменив ход исторических событий: «Блажен, кто посетил сей мир / В его минуты роковые! / Его призвали всеблагие / Как собеседника на пир». Красиво об этом написал и поэт Николай Глазков в 1965 году: «Вы восхваляли и прилежно хаяли / Сумбурное теченье наших лет. / Эпоха… Превосходная, плохая ли, – / Но у меня другой эпохи нет!». Действительно. Время перемен – это хорошо или плохо? Давайте посмотрим.

Человеческую жизнь принято делить на периоды: детство, юность, зрелость, старость. В течении всей жизни с людьми происходят различные события, влияющие на их дальнейшую судьбу. В этом смысле жизнь любого города похожа на жизнь человека.

Слуцк не исключение. Заслуженно считаясь старым городом, в своей судьбе он имел достаточное количество взлётов и падений, искушений, экзаменов, побед и поражений. Одним из таких периодов можно считать 20–30 годы XX века, о которых пойдёт речь. Это был период испытаний в эпоху перемен после Октябрьской революции и Слуцкого вооружённого восстания (Слуцкі збройны чын).

Георгий Иванович (Юрка) ЛистопадВ результате Рижского договора, подписанного между РСФСР, УССР, БССР с одной стороны, и Польшей с другой стороны, в марте 1921 г. в Слуцке на 20 лет установилась Советская власть. Первоочередной задачей новые власти города считали изменение духовных ценностей. Нет, решались и вопросы экономического развития в 1920-ые годы, но не так активно, как во второй половине 1930-х годов. Близость границы с Польшей, недавние события Слуцкого вооружённого восстания подталкивали Советскую власть исключить возможность вольнодумства, всяческие попытки инакомыслия от вновь привнесённых идеалов строителей коммунизма.

Павел Яковлевич ЖавридИдеологическая борьба велась в двух направлениях. В первую очередь – с национальными идеями, живущими среди местного населения. События Слуцкого восстания ещё были свежи в памяти жителей региона. Во вторую очередь – с местными конфессиональными общинами.

Преследования случчан за участие в восстании 1920 года начались с весны 1921-го. Первые осуждённые получили штрафы за незаконное пересечение Советско-Польской границы. Через несколько лет многие из них будут не раз ещё осуждены и сосланы на Соловки или лагеря ГУЛАГа. Среди них, как непосредственные участники вооружённых действий, так и курсанты так называемых «балаховских школ». Эти школы по подготовке офицеров для Белоруской армии были организованы ещё в начале 1920 года с разрешения польских властей на базе военных училищ в Варшаве и Лодзи. Курсанты набирались из учащихся слуцкой гимназии, коммерческого училища, а также среди сельской молодёжи. После заключения Рижского договора группы были расформированы. Кто-то из курсантов продолжил учёбу в польских военных училищах, остался на территории Польши, кто-то вернулся домой. Эти вернувшиеся и были первыми жертвами Советской власти. Вторая категория интернированных – участники боевых действий. После поражения Слуцкого полка в декабре 1920 года его остатки перешли на польскую территорию. Для них поляки организовали лагеря интернированных. В течении 1921 года бывшие повстанцы были по решению польских властей либо высланы на родину, где их с нетерпением ждала ЧК (Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем), либо завербованы в организованные польской контрразведкой диверсионные группы, для организации подрывной деятельности на территории СССР. В 1920-ые годы эти группы так называемого «Зелёного дуба», действовавшие на территории Минской области, будут уничтожены.

Дети голодающего ПоволжьяВ июле 1921 года в Слуцке судили эсеров – организаторов восстания. Осенью 1921 года – ещё один процесс над эсерами – членами первичной ячейки деревни Старица.

В декабре 1925 года проходил громкий судебный процесс над командиром Слуцкого полка Ахремом Гавриловичем, лётчиком Сергиенко и былым курсантом военной школы в Лодзи Александром Маркевичем.

Плакат времён голода в Поволжье 1921—1922 годовВ феврале 1926 года – так называемый «листопадовский процесс». Георгий Иванович (Юрка) Листопад родился 7 апреля 1897 г. в деревне Варковичи на Случчине, из крестьян. В 1914 г. окончил учительскую семинарию в Поневеже (ныне город Паневежис в Литве), работал в школе на родине, затем в Слуцке. На Первом белорусском съезде Случчины в ноябре 1920 г. избран в Слуцкую раду. Являлся в качестве представителя самоорганизовавшейся гражданской власти, активным участником Слуцкого восстания, занимался поставками продовольствия для стрельцов.

Затем в 1928 году будут арестовывать былых курсантов военных училищ и ссылать на Соловки. В 1930-ом году будет процесс над членами «Союза освобождения Беларуси», среди которых руководители слуцкого восстания Павел Жаврид и Владимир Пракулевич. В 1934 году – процесс над членами «Белорусского национального центра», вернувшимися на территорию СССР.

Последние аресты участников Слуцкого восстания проходили в 1937 и 1938 годах. Но это была уже другая волна чистки строителей коммунизма. И бывшие повстанцы арестовывались за компанию, как неблагонадёжные. А в 1939 году – уже на территориях, присоединённых к СССР, арестовывались и судились те, кто когда-то остался на территории Польши, опасаясь преследований со стороны Советов и хотел сохранить свою жизнь.

По итогам борьбы с национальным движением в 20–30-х годы XX века Советская власть одержала абсолютную победу на Случчине в результате которой испытания Соловками и ГУЛАГом прошли тысячи наших земляков.

Одновременно с национальной идеологией в 1920–30 годы представители новой власти на Случчине активно боролись и с конфессиональными течениями.

Взаимоотношения Советской власти и Русской православной церкви (РПЦ) начались с компании по сбору средств голодающим Поволжья. Ещё в августе 1921 года, в результате переговоров с А.М. Горьким, представлявшим Советское правительство, был организован «Всероссийский комитет помощи голодающим» (Помгол) под председательством Патриарха Тихона. Комитет занимался распределением помощи, в том числе и той, которая поступала из-за рубежа, после того как Патриарх обратился к восточным Патриархам, папе Римскому, архиепископу Кентерберийскому с мольбой о помощи. Такая широкая благотворительная деятельность Церкви не могла понравиться Советам, и декретом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) от 27 августа 1921 года Помгол был распущен. Вместо него при ВЦИК стала действовать «Центральная комиссия помощи голодающим».

Храм Архангела Михаила на Острове23 февраля 1921 года декретом ВЦИК РПЦ были поставлены новые условия сбора средств на нужды компании. На эти условия Патриарх Тихон ответил посланием, где говорилось, что изъятие богослужебных ценностей Церковь рассматривает как святотатство. В результате этого Патриарх был обвинён в контрреволюции и 9 мая 1922 года заключён под домашний арест. Начались аресты священнослужителей и мирян, оказавших сопротивление большевистскому грабежу.

В секретном отчёте о работе слуцкой Комиссии по изъятию ценностей отмечалось: «Крестьянство встретило его отрицательно, особенно в местностях с сильно развитым антисемитизмом. Из многих деревень поступили информации, что якобы церкви обирают, сдают их в аренду евреям… Изъятие ценностей в страстную неделю и в дни Пасхи производить не целесообразно. В эти дни религиозный фанатизм достигает высшего апогея, и конечно, изъятием сейчас ценностей мы принесём больше ущерба, чем стоит само серебро, тем более, что ценности Слуцкого уезда реальной помощи государству не дадут, а лишь поспешным выполнением подорвём авторитет власти. Комиссия полагает, что нажимы в этом случае ГПУ (Государственное политическое управление при НКВД РСФСР, политическая спецслужба в РСФСР. – А.П.) через свои местные органы будут излишними». Новые власти боялись массовых волнений. В случае вооружённого выступления недавних участников Слуцкого восстания, находившихся в то время ещё на свободе, Советской власти нечем было противостоять. Регулярные части Красной Армии начнут размещаться на территории Слуцка только с 1925 года.

Островская церковь Рождества ХристоваТем не менее, учёт ценностей в церквях, синагогах, костёлах и агитационные мероприятия в Слуцке были закончены 23 апреля. Началось изъятие. Закончено оно было 2 мая. У синагог и церквей города отобрали 2 пуда 29 фунтов 31 лот 13/4 золотника серебра, что было оценено в 122 200 рублей в денежных знаках 1922 года. А к 10 мая работа Комиссии была закончена и в волостях. Грабёж церковного имущества прошёл спокойно, без эксцессов.

При поддержке ГПУ обновленческие группировки, пользуясь арестом Патриарха, 18 мая 1922 года организовали самочинное Высшее Церковное Управление, разместившееся в Троицком Патриаршем подворье в Москве.

Яков Кругер (1869-1940). Бернардинский костёл в Слуцке (1921)С 29 апреля по 9 мая 1923 года там состоялся обновленческий собор, принявший ряд антиканонических постановлений: лишил Патриарха Тихона патриаршества и даже монашества, разрешил женатый епископат и двоебрачие священников. Летом 1923 года митрополиту Минскому и Белорусскому Мелхиседеку, поддерживавшему мнение опального Патриарха, в Москве было предложено новое место службы, а в Минск был направлен обновленческий епископ Сергий (Иванцов). До этого Владыка Мелхиседек для упрочения своих позиций и для лучшего управления митрополией ещё в начале 1923 года рукоположил в викарные архиереи протоиереев: Иоанна Пашина в Мозырь, Феодосия Раменского (в монашестве Филарета) в Борисов, Николая Шеметилло в Слуцк.

Обновленческий раскол в Православной церкви стал первым этапом уничтожения новой властью конфессиональных институтов на всей территории СССР. Совместными усилиями ГПУ и обновленцев летом 1924 года в Минском округе была проведена агитационная компания. Созывались районные съезды духовенства и мирян, выступавших против сторонников патриарха Тихона. Звучали призывы вступать в обновленчество. Спецслужбой так же вербовались осведомители из среды духовенства, которые должны были организовать обновленческие группы.

В конце 1925 года митрополит Мелхиседек был вызван в Москву и заключён в Бутырскую тюрьму, после чего был направлен на спецпоселение в Мариинские лагеря. Силовая антирелигиозная компания в Беларуси началась.

Кальвинский храм возле Слуцкой гимназии, который в 1926 г. приспособили под электростанцию. Фото времён Великой отечественной войны.В мае 1926 года в Слуцке появились слухи о приезде нового обновленческого архиепископа Даниила (Громовенко). ГПУ, чтобы сделать поездку в Слуцк своего тайного сотрудника Даниила Громовенко более благоприятной, арестовало 20 августа протоиереев Михаила Лукашевича и Василия Павлюкевича, а 21 августа епископа Николая Шеметилло. При обыске у владыки было найдено стихотворение Сергея Есенина «Ответ на евангелие Демьяна Бедного». Это дало повод обвинить его в хранении и распространении стихотворения антисоветского содержания. После такой «подготовки» 5 сентября состоялась «миссия» Даниила Громовенко в Слуцк. В Троицком монастыре им была отслужена литургия. Когда раскол состоялся, епископа Николая (Шеметилло) постановлением уполномоченного Слуцкого окротдела ГПУ освободили под подписку о невыезде. Окончательно дело было закрыто и подписка о невыезде аннулирована лишь 28 июня 1927 года за недоказанностью обвинения по 125-й статье Уголовного кодекса (УК). Примерно в то же время, что и владыка Николай, были отпущены на свободу священники Василий Павлюкевич и Михаил Лукашевич. В епископа Слуцкого был рукоположен обновленец, настоятель Слуцкого Свято-Троицкого монастыря Савватий (Засимович).

С 1929 года Церковь на Случчине вступает в ещё более жёсткие условия своего существования. Наступала массовая коллективизация и развёрнутая, чётко спланированная, антирелигиозная компания. Если раньше аресты клириков и ревностных мирян были единичны, то с этого времени они стали приобретать массовый характер. Когда священников арестовывали, то собирали сходы, на которых выносились решения о закрытии церквей. Культовые сооружения предавали государству. С того же 1929 года власти перестали щадить и обновленцев. Они сделали своё дело – внесли раскол и ослабили Церковь, и теперь уже были не нужны.

Костёл св. Антония в Слуцк. Август 1941 г.В конце 1932 года новая волна репрессий духовенства и мирян захлестнула Случчину. В конце зимы – весной 1933 года власти, опасаясь объединения различных церковных течений, что шло в разрез с планом полного обезбоживания СССР к 1937 году, произвели массовые аресты клириков и мирян по всей Белоруссии как тихоновцев так и обновленцев, ксёндзов, пасторов, раввинов. Так возникло следственное дело «Иезуит».

Если первые аресты на Случчине начались ещё в конце февраля 1933 г., то закончились они во второй половине мая. После арестов в городе Слуцке все церкви были закрыты. Все культовые сооружения в городе с 1925 по 1933 гг. были отобраны у общин и переданы государству. Так на территории Свято-Троицкого монастыря была размещена воинская часть. В Воскресенской церкви расположили интернат для беспризорных детей. В Михайловской – общежитие. В Рождественской – музей народного творчества. Варваринскую и Стефановскую просто закрыли из-за отсутствия священнослужителей. Соборная Николаевская церковь была разрушена, а на её месте в 1940 году началось строительство городского Дома культуры. В Кальвинистском соборе разместилась городская электростанция. В Бернардинском монастыре госпиталь и военкомат. Холодную синагогу на Школище переоборудовали в хлебопекарню, а Хоральную – в кинотеатр. Последнюю слуцкую синагогу – «кузнечную», находившуюся на улице Толстого, закрыли в 1936 году. На её месте построили дом офицерского состава (ДОС), памятная табличка на котором и сейчас напоминает, что в этом доме жил Г.К. Жуков.

Яков Кругер (1869-1940). Холодная синагога в Слуцке. 1921 г.С давних времён Случчина считалась житницей региона. Плодородные земли способствовали развитию сельского хозяйства. Былые Магдебургские права и выбранецкие вольности, укоренившиеся в крови местных жителей, способствовали развитию торговли. Выделяло Слуцк и развитие ремёсел: ткачество, пошив одежды, гончарное дело, кузнечное, плотницкое, печное. Преобладание в городе еврейского населения способствовало умелому представлению Слуцка, как экономически успешного местечка.

В начале 1920-х годов в городе было только три частных мельницы. После революции мельница на восточной окраине города, в районе современной Стоматологической поликлиники, была переоборудована в лесозавод «Восток». Мельница, принадлежавшая помещику Мышалову на северной окраине в «Мельзавод №6». Ещё одна бывшая мельница Мышалова будет переоборудована в сельхоз мастерские.

В Слуцке до революции было множество ремесленных цехов, обеспечивающих горожан всеми жизненно-необходимыми товарами, в том числе: гончарные, кузнечные, ткацкие, швейные, мыловарни. Ещё до революции в районе д. Журово был открыт «Птицекомбинат». В первые десять лет после окончательного установления Советской власти в экономике Слуцка не изменилось практически ничего кроме форм собственности. Из новых предприятий в Слуцке появились: в 1920 гоу – кооперативно-промышленная артель инвалидов «Красная звезда», переименованная в 1960 году в «Макаронную фабрику»; в 1923 году – сельхоз мастерские, с 1966 года это – завод «Эмальпосуда»; в 1927 году – сельхоз мастерские «Объединённый металлист», в 1930-ые годы – завод «Пролетарий» на основе бывшей мельницы Мышалова, с 1947 года – завод «Сантехнического оборудования». За соблюдением метрологических норм с 1924 года стал наблюдать Центр стандартизации и метрологии. На базе Мармеладной фабрики в 1930 году был открыт Винзавод. В том же 1930-м началось строительство Слуцкого мотороремонтного завода.

Не остался в стороне и Слуцкий район. Колхозов на Случчине в период с 1921 по 1930 годы появилось больше двух десятков. Основная масса из них в 1929–1930 годах. С возникновением колхозов началось притеснение единоличников. За саботаж продналога не только критиковали в местной газете «Ленинский Путь» и налагались солидные штрафы, но и раскулачивали и высылали семьями в Сибирь. Параллельно проводилась компания по передаче церквей на нужды государства – в основном в колхозы под склады или сельсоветы под клубы или школы. Так в период с июня по сентябрь 1927 года Ликвидационной комиссии Н.К.Ю.С.С.Р.Б. были переданы по договорам церкви: Чаплицкая, Старчицкая, Быстрицкая, Лешнянская (Георгиевская), Вызненская синагога, Бучатинская (Петропавловская), Семежевская (Покровская).

Вместе с тем, основная часть горожан жила за счёт личного хозяйства, мелких ремёсел и конечно торговли. Покупали и продавали тогда всё, начиная от продуктов питания и заканчивая контрабандными товарами из Польши. Слуцкий рынок в начале 1920-х был самым доходным местом. Самые находчивые занимали дома возле рынка, оставленные сбежавшими от Советской власти хозяевами. Через границу везли весь ширпотреб – гвозди, инструмент, мясорубки, трикотаж, парфюмерию. Близость границы способствовала поиску «коридоров на кордоне» и наведению личных контактов с пограничниками как с одной, так и, с другой стороны. Людей судили за контрабанду, самогоноварение и спекуляцию. Величина штрафов доходила до 1000 рублей. За эти деньги в 1930 году можно было купить хорошую корову. А корова в хозяйстве в те годы ценилась дороже золота – кормилица.

Наводить порядок в городе местная власть стала только после 1925 года, в это время в Слуцке разместился полк Народный комиссариат внутренних дел (НКВД). С приходом в город военных поменялся и стиль жизни Слуцка. Красная армия не только предоставила работу строителям, обслуживающему персоналу, но и дала почувствовать силу исполнительной власти.

Дореволюционную систему образования в Слуцке можно охарактеризовать как конфессионально-государственную. Причём государственной была только мужская гимназия в Заречье. Остальные школы – церковно-приходские христианские и еврейские хедеры. Девочки получали образование отдельно от мальчиков в частной женской гимназии. Образование было платным. Кроме того, в городе было коммерческое училище, духовная семинария и ешива – высшее религиозное учебное заведение иудеев. Распространена была частная учебная практика, но личных учителей могли себе позволить лишь состоятельные люди. Хотя, если родители хотели дать детям начальное образование, в качестве наставников за небольшую плату приглашались ученики старших классов школ.
В период оккупации Слуцка поляками по инициативе местного Национального комитета, возглавляемого эсерами, была развёрнута кампания открытия белорусских школ. Были даже организованы учительские курсы. Однако с приходом в город Советской власти началась борьба со старыми образовательными системами. До этого момента, можно предположить, что базовые знания слуцкие девушки и юноши получали по дореволюционным методикам. Со второй половины 1920-х годов в городе начали работать Фабрично-заводские семилетки (ФЗС). Они представляли собой общеобразовательные школы в городах и рабочих посёлках в промышленных районах СССР в 1926–1934 гг., имевшие целью дать учащимся общее образование и политехническую подготовку, ознакомить с производством. ФЗС состояла из двух концентров (ступеней обучения): 1-й – начальная школа с 4-годичным и 2-й – с 3-годичным сроком обучения. ФЗС рассматривалась как база для дальнейшего профессионального обучения в системе фабрично-заводского ученичества. Окончившие ФЗС могли поступать в 8-й класс средней школы или в среднее профессиональное учебное заведение. После 1934 г. ФЗС были преобразованы в неполные средние школы.

Открылся Педагогический техникум на базе бывшего Коммерческого училища.

В 1928–29 годах в городе работало 1-я, 2-я, 3-я и 6-я семилетки и четыре школы-четырёхлетки.

В 1929 году началась активная борьба с безграмотностью, и к 1934 году в Слуцком районе было уже 14 школ. Делились они по профилю и по национальному признаку.

В Слуцком районе работали Ленинская и Уречская еврейские школы. В Слуцке их было гораздо больше. В различных источниках упоминаются следующие учебные заведения.

1-я школа крестьянской молодёжи (ШКМ) – вероятно располагалась в здании бывшей мужской гимназии;
2-я ФЗС – вероятно была в здании бывшего бернардинского монастыря;
3-я ФЗС – вероятно находилась в здании бывшей женской гимназии;
4-я ФЗС – вероятно размещалась в здании бывшего коммерческого училища;
5-я ФЗС – пребывала в здании бывшего коммерческого училища;
Опытная – вероятно была в деревянном здании по ул. Пролетарская, где сейчас находится маг. «Бирюза»;
4-летняя еврейская – в одной из синагог;
Островская белорусская;
Островская русская;
Русская автошкола – вероятно это курсы по подготовке трактористов в Большой Сливе;
Школа переростков;
Начальная еврейская школа, которая находилась также в одной из синагог.

В 1936 году началось строительство нового Хлебозавода, поскольку городская Хлебопекарня, размещалась в старой Холодной Синагоге на ШколищеМальчики и девочки учились вместе. Образование в школах велось на трёх языках: русском, белорусском и еврейском. Кроме общеобразовательных предметов учащиеся посещали множество кружков: политические, краеведческие, переплетения, безбожник, физкультурный. Остро стояли проблемы национальные и культовые. Так в 1929 году «инспектор Нарасветы Зенькович осуждает учительницу тов. Хайкину за то, что та посещала с учениками синагогу», «ученик 3-й белорусской школы Крот Михась исключён из школы за антисемистский поступок к Богушеву», а секретарь горсовета т. Лиходиевский обвинял учительницу второй белорусской семилетки Источникову в шовинизме. Исключали учеников и за другие поступки. Так ученица 6-й семилетки Хава Гинзбург в 1929 году была исключена за оскорбление учителя Бермана, а Сара Файкина за оскорбление тов. Рыкова (Алексей Иванович Рыков (13(25).02.1881 – 15.03.1938) – российский революционер, советский политический и государственный деятель, первый народный комиссар внутренних дел РСФСР, народный комиссар почт и телеграфа СССР, председатель СНК СССР и одновременно СНК РСФСР, председатель ВСНХ РСФСР и ВСНХ СССР, член Политбюро). А ученик 4-й русской семилетки Хаютин был исключён за то, что хотел задушить ученика Грейсуха.

Делопроизводство могло вестись на четырёх языках. Поскольку использовался ещё польский язык. Во всяком случае на угловом штампе Слуцкого дома заключения информация была на четырёх языках.

Всесоюзная коллективизация в Слуцком районе практически закончилась вместе с делом «Иезуит» к 1934 году. Кулаки и священнослужители были сосланы на просторы ГУЛАГа. Последние участники Слуцкого восстания, бывшие эсеры и зеленодубовцы, были арестованы, осуждены и высланы за пределы республики. Слуцкая тюрьма использовалась как пересыльная. А город готовился стать центром Слуцкого округа.

После прихода к власти правительства Гитлера 30 января 1933 года, Германия взяла курс на ликвидацию последствий Версальского договора, определившего условия мира и установившего границы в Европе. Германское правительство 19 октября 1933 г. объявило о выходе страны из Лиги Наций. Для подтверждения этого решения был назначен референдум. Подавляющее большинство избирателей поддержали предложенное решение. Его поддержали 40 633 852 имевших право голоса граждан или 95,1% от числа принявших в голосовании. Против высказались 2 101 207 человек или 4,9%.

Жуков помог реконструировать городскую баню и построить школу на Садовой, получившую название «офицерских детей» (№5)С 1932 по 1933 годы в город перевели 4-ую Ленинградскую кавалерийскую дивизию командиром которой с 26 марта 1933 года по 21 апреля 1936 года был Георгий Константинович Жуков. Появились военные городки: за хутором Пупорево, в Конюхах (сейчас это в Копыльском районе), на Острове, в Новодворцах, на ул. Воровского, предположительно так называлась какое-то время ул. Володарского (Вацлав Вацлавович Воровский (15(27).10.1871–10.05.1923) – русский революционер, публицист и литературный критик. Один из первых советских дипломатов. Убит бывшим белогвардейским офицером, швейцарским гражданином Морисом Конради).

Дача Г.К.Жукова в Слуцке. Фото из архива В.КуникБлизость границы с Польшей, постоянные провокации со стороны соседа принуждали накапливать силы вблизи западных рубежей. В шпионаже в пользу Польши был обвинён не один случчанин. Страна начала готовиться к войне, однако не то что говорить, думать об этом было нельзя.

Коллективизация, исключение из общества «врагов народа» не дали Случчине ожидаемого властями экономического результата. Трагедия коллективизации в республике заключалась в том, что здесь имелись особенности развития и ведения сельского хозяйства, которые не вписывались в общесоюзную стратегию коллективизации – дать больше зерна. К существенным причинам следует отнести следующие: 1) нехватка земель; 2) специализация на животноводстве; 3) хуторская система; 4) исторически сложившаяся тяга крестьян к единоличному ведению хозяйства. Исходя из особенностей, все планы в БССР были рассчитаны именно на подъем крестьянской семьи. Коллективизация рассматривалась лишь как перспектива. В Беларуси к концу первой пятилетки планировалось коллективизировать около 80 тысяч крестьянских дворов (9,8%), которые должны были произвести не менее 12% всей валовой продукции сельского хозяйства. Это был напряжённый, но вполне реальный план. Однако под нажимом Москвы в БССР план пересматривался 10 раз в сторону его увеличения.
Чем было вызвано наличие развитой хуторской системы? Во-первых, преобладающая (3/4 всех дворов) подворно-участковая форма землепользования. Во-вторых, земельная неустроенность – болота и леса занимали 40% всей земли. В-третьих, низкое качество земли, обилие песка и камней заставили крестьян искать более интенсивные формы землепользования в виде хуторов и отрубов.

В результате в 1935 году был организован Слуцкий округ – единица административного деления Белорусской ССР, существовавшая с июля 1924 по июнь 1927 года и с июня 1935 по февраль 1938 года в качестве пограничной. Административный центр был в городе Слуцке. Округ включал 6 районов: Гресский, Копыльский, Краснослободский, Любанский, Слуцкий и Старобинский. Был упразднён в феврале 1938 году в связи с введением областного деления в БССР.

Председателем слуцкого Окрисполкома в1934 году был назначен Корнилий Максимович Желудов. Выходец из рабочей семьи, родился в 1982 году, балтийский матрос, коммунист с 1917 г., проверенный боец Коммунистической партии, он развил активную деятельность по выполнению задач, поставленных партией перед Округом. Задачи были не простые – стране нужен был хлеб и мясо, шкуры, масло, лён. В Округе нужно было развивать животноводство, в том числе племенное. Страна готовилась воевать. Округ строил дорогу Минск – Слуцк методом бесплатного трудоучастия районов под контролем 7-го прорабства 1 Дорожно-строительного управления НКВД СССР. Кроме основных планов по продразвёрстке руководство Округа в 1936 году начало строительство нового Хлебозавода, поскольку городская Хлебопекарня, размещавшаяся в старой Холодной Синагоге на Школище абсолютно не соответствовала санитарным нормам. Хлеб пёкся не регулярно с нарушением технологических норм. Началось строительство городской ТЭЦ на ул. Комсомольской, нового здания Исполкома. В планах было строительство Театра, ремонт детской технической станции, строительство Дома отдыха на базе колхоза «1 Мая», парашютной вышки и стадиона.

Не хватало стройматериалов, людей, топлива. К.М. Желудов использовал все свои связи для получения недостающего. Писал лично С.М. Будённому с просьбой помочь в выделении асфальта и гудрона. Просил участия в решении городских вопросов комдива Г.К. Жукова. Гудрон получили, Жуков помог реконструировать городскую баню и построить школу на Садовой, получившую название «офицерских детей» (№5), строил ДОСы. Они до сих пор стоят в Слуцке: в 11-м военном городке, на улицах М. Богдановича, Толстого и Виленской. Но реализовать все поставленные партией задачи и планы Округу не удалось ни в 1935 году, ни в 1936-м.

В августе 1936 года в газете «Правда» выходит статья о недоработках Слуцкого окружного исполкома. «ОИК принимает мало участия в разработке новой Конституции». Тем же летом минская газета «Акцябр» критикует ОИК за недостроенный мост в Уречье. Слуцкая «Праўда на рубежі» критикует власти за долгострой стадиона. В сентябре 1936 года Окрисполком получает гневные письма из области за невыполнение сроков сдачи дороги Минск – Слуцк: всего 83,3% от задания. Имеются существенные недостатки в работе слуцкого Племрассадника. Колхозы округа работают со значительными убытками и не выполняют планов по сдаче продукции сельского хозяйства. Не выполняются плановые показатели в торговле. Тотальный дефицит продуктов способствует только спекуляции. Отсутствие строительных материалов и рабочих мешает вводу в эксплуатацию жилого дома по ул. Копыльской. Слуцкая электростанция, сданная в эксплуатацию 12 июля 1936 года в честь 16-й годовщины освобождения БССР от белополяков, не имеет котлов. И даже после пуска её осенью 1936 года, из-за нерегулярных поставок торфа в городе часто были перебои с электричеством. Правда, было закончено строительство Дома отдыха для руководящего состава. Второго сентября 1936 года Окрисполком получил письмо от Белкомстроя о «запрещении строительства в Слуцке Дома отдыха для Окрисполкома». Это было уже вторичное нарушение местными властями распоряжений из области. Дом отдыха строился без официальной сметы и проекта. Окрисполком отписывался, что строится якобы школа колхоза «1 Мая» в д. Новодворцы. В конечном итоге обман открылся. Почему строительство велось в д. Новодворцы? Да потому, что курировал колхоз Слуцкий райзо – земельный отдел. Была такая должность: председатель колхоза «1 Мая» от слуцкого райзо. Занимал эту должность В. Козел – будущий Герой Социалистического Труда, председатель этого колхоза с 1949 по 1968 год. А в 1937 году председателем колхоза «1 Мая» был т. Стругач.

КОЗЕЛ Василий Павлович. С 1929 по 1932 год – председатель колхоза «Комбайн», а с 1932 по 1937 годы – колхоза «1 Мая». В годы Великой Отечественной войны работал в Саратовской области начальником конторы «Заготскот», председателем колхоза. После войны он вернулся в город Слуцк, работал в райземотделе. С 1949 по 1968 год возглавлял колхоз «1 Мая». За успехи, достигнутые в развитии сельскохозяйственного производства, в 1958 году награжден орденом Ленина, а в 1966 году за достижение высоких урожаев льна ему присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением второго ордена Ленина и медали «Серп и молот». «На пленуме ЦК КП(б)Б 29 ліпеня выключылі з партыі старшыню выканаўчага камітэта Слуцкага акруговага Савета дэпутатаў працоўных, члена Цэнтральнага камітэта кампартыі Беларусі Карнілія Максімавіча Жалудова… Тут жа, на пленуме, ад Жалудова запатрабавалі здаць у прэзідыум свой партыйны білет. Пакуль ішло пасяджэнне пленума, на кватэры і ў рабочым кабінеце старшыні акруговага выканкама зрабілі вобыск. На наступны дзень, 30 ліпеня, яго арыштавалі. Амаль год вялося следства, якое закончылася ў чэрвені 1938 года. Жалудова абвінавацілі ў прыналежнасці да «аб» яднанай контррэвалюцыйнай шпіёнска-тэрарыстычнай арганізацыі нацыянал-фашыстаў». І хоць следчымі матэрыяламі абвінавачванні не былі пацверджаны, а сам Карнілій Максімавіч катэгарычна іх абвяргаў, ваенная калегія Вярхоўнага суда СССР 28 чэрвеня 1938 года прыгаварыла яго да вышэйшай меры пакарання – расстрэлу. У той жа дзень прысуд выканалі» (А.В. Жук. Слуцк, 1937-ы… http://nasledie-sluck.by/ru/sluchina/114/115/).

Памятник жертвам репрессий, д. Калита Слуцкого района. Фото А.ЖукАрестом т. Желудова начался один из самых жутких периодов в истории города. «Враги народа» посыпались, как из рога изобилия. Их разоблачали на электростанции, на железной дороге, среди работников почты, среди колхозников, партийных и комсомольских работников, обычных жителей Округа. Дела в НКВД готовились как свежие пирожки. Местная тюрьма была переполнена, арестованных отправляли в Минск. Но и в Минске тюрьмы были переполнены. Тогда арестованных начали расстреливать. Обнаружены места расстрелов в Глинском лесу недалеко от д. Гутково, возле урочища Смурощина около д. Сороги, около д. Красное – на границе Слуцкого и Стародорожского районов. «Счастливчики» получали сроки и шанс выжить в лагерях. Но справедливости ради стоит сказать, что были и такие, кого промурыжив год-полтора под следствием за недоказанностью состава преступления отпускали. Только стоило им это кроме потерянного здоровья, потеря всего имущества. Тысячи судеб были поломаны в Слуцке в 1937–1938 годах. А построен и введён в эксплуатацию только «Маслосырзавод» в предместье Горки, недалеко от хутора Тамары.

15 января 1938 г. в БССР введено новое административно-территориальное деление – были созданы области. В связи с этим в феврале 1938 года Слуцкий округ был ликвидирован. Слуцкий район вошёл в состав Минской области. Уже после войны, с 20 сентября 1944 г. до января 1954-го, он входил в состав существовавшей тогда Бобруйской области. 27 сентября 1938 г. Слуцк стал городом областного подчинения. В 1938–1940 гг. в Белгоспроекте архитектором Г. Парсадановым был разработан и начал осуществляться план генеральной реконструкции Слуцка. Численность населения города возрастала и по данным переписи 1939 г. составляла 21 947 человек.

В сентябре 1939 г. года началась Вторая Мировая война. Воинские части покинули город, передислоцировавшись к новым границам Белорусской ССР. Армия ушла, призвав за собой многих наших земляков для участия, как в военной компании по освобождению Западной Беларуси, так и в Финской войне. Но военные городки долго не пустовали. В конце 1940 года в Слуцк передислоцировалась 55 стрелковая дивизия. Именно она будет защищать город в июне 1941 года.

Накануне Великой Отечественной войны в городе насчитывалось 17 продуктовых и 15 промтоварных магазинов. В районе было 93 колхоза, имевших 98 393 гектара земли. Сорок колхозов были участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ), 54 колхоза за достигнутые успехи были награждены её грамотами. На Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1939 г. был представлен в целом весь район.

Жизнь продолжалась…

Андрей ПОПОВ

На заставке: Вручение ордена Ленина дивизии Г.К. Жукова маршалом С.М. Будённым (г. Слуцк). 1935 г. Из фотоальбома «Слуцк. Путешествие во времени».

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск