Из жизни деревенского священника

Отец Георгий Петровский на своём сайте в форме блога рассказал об особенностях жизни в деревне.

– Зима вносит свои коррективы. Дедушка Мороз с подругой Метелью непрестанно пекутся о здоровье и физической форме настоятеля храма, смиряют разными послушаниями: на церковной территории нужно снег почистить, а в самой церкви проведено паровое отопление – котёл на твёрдом топливе. Вот и приходится «кочегарить». В этом деле главное, что? Главное – не пустить Дедушку Мороза в храм. Это не только не разморозить саму систему, но и не допустить переохлаждения церкви. Ибо потом не натопишь. Вот поэтому и приходится чуть ли не каждый день ездить и топить. И мало того, в системе отопления стоит насос: свет гаснет – через минут 20–25 котёл взрывается…

 

IMG_9276   IMG_9280

 

К большому сожалению, церковь находится в неперспективной, умирающей деревне. А это значит, что народу в деревне почти нет. Никого не наймёшь даже за деньги, потому что некого нанять.

Правда, это надо ещё порассуждать, что лучше – зима или лето. Зимой – холод, нужно топить, а летом трава растёт, её нужно косить. Да ещё и забор городить, столбы загонять и всякие ямки копать. А с другой стороны, не было бы этой работы, жизнь была бы скучной и монотонной. Все-таки, слава Богу за все. Зато есть, что вспомнить. Как-то лет 18 назад приехал отец настоятель в церковь зимой на первом автобусе. Автобус приходил в 6.40. Служба начиналась в 9.00. Арифметика простая: 9.00 – 6.40 =2.20. Именно 2 часа 20 минут нужно было где-то пробыть, ждать до начала службы. В церкви никакого отопления на тот момент не было. Мороз в церкви чувствовал себя полным хозяином. Стены храма промёрзли полностью, и внутри были покрыты инеем. Если на улице минус 15 градусов, то в храме минус 20. Правда, в зимней крестилочке, небольшой комнате, которая находится на входе в храм по правой стороне, уже была сложена печечка.

 

IMG_9269-534x800  IMG_5678

 

IMG_5581  IMG_5637

 

Дело в том, что сама церковь изначально планировалась как отапляемая: в стенах церкви сделаны специальные проходы для дыма. А на церкви, как видно на фотографии, выходят дымоходы. Но уровни крыши разные, и, если ветер дует с определённой стороны, может быть завихрение, и дым не будет идти в дымоход, а наоборот, в помещение. Именно так и случилось в то воскресное утро. Но, к большому сожалению, отец настоятель не владел такой простой информацией и совсем не имел навыков печника. И первая мысль, которая посетила его «мудрую голову», была следующая: дымоход чем-то забило. И он зимой в 7.00 утра, когда ещё темно, он в мороз и метель лезет по лестнице на крышу звонницы с целью посмотреть, почему дым не идёт вверх, а наоборот, наполняет крестилку. И нужно же было в это самое время сельчанам идти на ферму на работу. Отец настоятель очень тогда неловко себя почувствовал и спрятался за дымоход, чтобы его не увидели. Господи, как это смешно теперь вспоминать! Как раз есть фотография, а на фотографии этот дымоход.

Дым тогда так и не пошёл из трубы…

И ещё много интересных моментов можно вспомнить из жизни деревенского священника. Сейчас улыбаешься, а тогда было совсем даже не смешно.

 

IMG_0163-534x800  IMG_0156

 

IMG_0228  IMG_8286

 

Ну вот, паровое подтопил. Котёл горит. Ветер на моей стороне. Дымоход в высоту метров 13–15. Горит хорошо, прямо свистит и гудит. Тепло так и побежало по трубам. Рассёк пару колодок, чтобы было что подложить. Есть время. В голове… Это мысль бурлит, рождается, подаёт позывные на материализацию.

Итак, начнём. Лет пять назад провели мы в храме паровое отопление. Котёл поставили прямо в храме, в притворе. Естественно, как ни старайся, все равно в церкви будет пыльно и грязно. Тогда решили котёл отгородить, сделать небольшую истопку. Сварили из металла каркас и обшили поликарбонатом. И вот когда я, грешный и самоуверенный, обшивал поликарбонатом каркас, пришлось сверлить отверстие в металле, сверло сломалось, и стружка ранила мне правый глаз. На тот момент, честно говоря, я не понял, что случилось. И только в больнице, в Боровлянах, в доступной и понятной форме мне объяснили, что видеть на этот глаз я больше не буду. Слава Богу, стружка было неглубоко, её достали. Ну а потом православный народ помог, низкий всем поклон за любовь. Денежек собрали, и вместо старого разбитого хрусталика, которому, как и мне, было уже больше сорока лет эксплуатации, вставили новый. Да не простой, а настоящий «Американский». И сейчас что получается: закрою правый глаз, смотрю на жизнь левым – все вокруг прекрасно, как по белорусскому «тэлебачанню». А закрою левый, смотрю правым – все в «американских» тонах, все через призму американского мировоззрения и психологии. Вот так и приходится жить.

И ещё пару слов про первую мою встречу с медперсоналом в больнице. Привёз меня друг в Боровляны. Заходим в отделение. Здороваемся и рассказываем медсестре, что случилась. Она внимательно выслушала, а потом с любовью: «Очки надо одевать. Не умеют работать, а потом спасай их тут, возись». И ничего не скажешь – ведь права.

Сделали мне операцию, вычистили осколки разбитого хрусталика. Низкий им поклон за труды и заботу. Лежу в больнице. И понемножку начинаю сознавать, что со мной случилась. А там в основном люди пожилого возраста. Конечно, были и такие счастливчики, как я: один, когда колол дрова, глаз поранил, другой машину ремонтировал, а третьему маленький племянник пальцем глаз выбил. И такое даже бывает. Дядька был хорошо выпивший, ну а племянник, наверно, чересчур резвый и любопытный.

Церемония трапезы в больнице проходила по-особенному. Чтобы идти на обед, больной народ с перевязанным одним глазом, а то и двумя, очень часто выстраивался паровозиком, держась друг за дружку. Кто уже видит, тот идёт спереди, он как бы выполняет роль направляющего локомотива, а кто не видит – сзади, типа прицепным вагончиком. И с шутками так все вместе подъезжали к столовке. Еда всегда стояла уже на столах, а вот чай, компот нужно было самому себе наливать. Вот здесь был цирк. Естественно, народ разливал. И была одна санитарочка, она всегда вразумляла: «Что вы все разливаете мимо чашки. Не видите, что ли, куда лить?». Один раз я тоже вот так разлил. Но мне повезло, ушёл незамеченным.

А одна больная бабушка жалуется доктору: «Лилия Ивановна, что-то я совсем плохо вижу на оперированный глаз». А доктор в ответ: «Я же говорила вам во время операции, не крутитесь и не моргайте». А там действительно все слышишь, чувствуешь, как копаются в твоём глазу. И очень тяжело держать себя в руках и не моргать, не крутиться. Это когда мне в «Новом зрении» ставили хрусталик, там у них все по-другому, не по-нашему, а по-буржуйскому.

Мораль сей басни такова: нужно всегда выполнять технику безопасности, работать по жизни в очках и, желательно, не в розовых.

Да, это тоже моя жизнь. И то отверстие, через которое Господь хотел мне что-то показать и чему-то научить, я назвал «Дыркой любви». Как ни странно, но у меня на то время не было денег на платную операцию. Бросили клич, и Господь через хороших людей помог.

Дай Бог всем нам немножко внимания и сострадания к собратьям нашим.


Источник: barok.cerkov.ru

 

Не забудь поделиться этой информацией со своими знакомыми и друзьями.

Комментарии

Оставить комментарий

 
#Радио1958#Солигорск